Когда подросток сам идет за плохой компанией?

В поисках собственного я подросток проверяет границы дозволенного, зачастую провоцируя взрослых на вспышки раздражения или гнева. И если у некоторых родителей хватает выдержки, они готовы отвечать на самые неожиданные вопросы и заявления подростка, то другие не находят времени и желания или нужных знаний, чтобы достойно пережить непростой этап взросления ребенка. Не чувствуя опоры в семье, подросток замыкается в себе, начинаются прогулы в школе и пр. В большинстве ситуаций для решения проблемы необходима квалифицированная помощь специалиста. Какая именно и когда нужно за ней обратиться, нам рассказала психолог благотворительного фонда «Дорога к дому» компании «Северсталь», руководитель службы «Подросток» Елена Ливенцева.

— Елена Николаевна, расскажите, с какими семьями работаете вы и ваши коллеги из фонда «Дорога к дому»?
— 75 — 80 % семей, которые обращаются к нам за помощью, внешне являются благополучными. Родители имеют хорошее образование, достойную работу и зарплату, высокие нравственные ценности. А их дети прогуливают школу, хамят и грубят, впадают в зависимость от компьютерных игр или гаджетов, употребляют вейпы, алкоголь, крадут в магазинах, неделями не ночуют дома, продают наркотики… Я перечисляю вам реальные примеры, с которыми мы сталкивались.

— Как вы считаете, поведение подростка зависит от климата в семье?
— Напрямую. У всех родителей, которые приходят к нам на консультации по проблемам взаимоотношения с детьми-подростками, есть ряд общих черт. Это люди с высоким уровнем тревожности: они пребывают в постоянном страхе или стрессе. У них высокая занятость на работе. Такие родители закомплексованы: есть определенный идеал, и, если что-то не получается, появляется паника. Наконец, в таких семьях между супругами трудные отношения. Они не проговаривают проблемы, ребенок не видит ни диалога, ни моделей преодоления трудностей. Он замыкается в себе, ненавидит всех в своем окружении и уходит — из школы, из хобби, а потом и из семьи.

— Что в целом отличает подростковую возрастную группу? В каких случаях подросток может связаться с плохой компанией, что очень пугает родителей?
— Пожалуй, главной отличительной чертой подросткового возраста я бы назвала повышенный уровень гормонов стресса и частую смену настроения. Подросток желает узнать и попробовать себя в разных сферах — бросает одно дело, начинает другое, увлекается третьим. Он хочет четко понимать, кто он и где заканчиваются его границы. Проверяя это, подросток часто провоцирует взрослых на конфликты.

Очень многое зависит от поведения и реакции взрослых. В этом возрасте ребенку как никогда нужен адекватный, рассудительный и спокойный родитель, с которым можно обсудить самые разные темы, задать любые вопросы. С подростком необходимо проговаривать все, что его беспокоит. И тогда никакая дурная компания ему не страшна. Доказано, что если ребенок воспитывается в семье, где между ним и родителями настроен диалог, он менее ведом. Допустим, позовут его приятели прогулять урок или попробовать покурить, он начнет рассуждать: «А зачем мне это, чем это может для меня обернуться?»

И диаметрально противоположная ситуация: если ребенок не чувствует опоры в семье, он будет «умолять» плохую компанию спровоцировать его на дурные поступки, добровольно и охотно пойдет за ней в поисках той самой опоры.

— Часто родители жалуются, что подросток дерзит или открыто хамит в разговоре с ними. Что стоит за грубостью?
— В любой ситуации и любой семье ребенку всегда нужны любовь, внимание и поддержка родителей. Самое страшное, когда ребенок слышит от родителей отказ, страх перед проблемами, признание в собственной беспомощности: «Я не знаю, что с тобой делать, кому отдать, кто бы с тобой справился» и т. д. Родители теряют свой авторитет в глазах ребенка, что может спровоцировать грубость в общении.

А если ребенок не уважает собственных родителей, он не уважает ни сверстников, ни учителей — никого из своего окружения. Поэтому наша задача как специалистов — не упрекать, не пугать и не учить родителей трудных подростков, а оказать им помощь и поддержку.

— В чем именно она выражается?
— В любой проблемной, а особенно конфликтной ситуации необходимы отвлеченный взгляд со стороны и профессиональные консультации. Да, не все родители могут решиться на этот шаг, так как стыдно, неприятно. К имеющимся страхам, опасениям и тревогам у мам и пап добавляется чувство вины. Но как показывает практика, ребенком сам факт обращения за квалифицированной помощью расценивается очень положительно.

Подросток обретает веру в то, что есть люди, которые могут помочь, и надежду, что ситуация исправится. Проецируя действия родителя на собственную жизнь, ребенок задумывается: может быть, стоит подойти к учителю и спросить о непонятной теме или заговорить с товарищем, общение с которым в последнее время прервалось?

— Во всех ли случаях нужна помощь специалистов?
— Конечно, нет. Многие семьи в силах сами справиться с трудностями подросткового возраста детей. Но если вы как родитель чувствуете постоянную тревогу, испытываете недовольство своим ребенком, не желаете говорить с ним или не знаете, как построить диалог, обращайтесь за специализированной помощью! Я не случайно упомянула о чувстве вины родителей. Оно побуждает их закрыться, спрятаться в «раковину». Дети это очень тонко чувствуют. У ребенка может появиться ощущение, что во всех бедах мамы, папы или семьи виноват только он. Может появиться нежелание жить. Ребенок переживает очень трудный период, а родители, занятые собственными эмоциями, не в силах его поддержать. Самим им не справиться.

Кроме того, возможна ситуация, когда девиантное поведение подростка в какой-то момент можно подавить, но неисправленная ситуация может повториться. Специалист же поможет найти выход, предложит алгоритмы работы с переживаниями, трудностями. Специалист обладает знаниями подросткового мышления, психологии, переживаний, видения мира. Многие родители признаются, что с получением новой информации они обретают уверенность в собственных силах. И у них появляется желание разговаривать с подростком, обсуждать, спрашивать, интересоваться его точкой зрения или мнением по тому или иному вопросу.

Марина Алексеева,

газета «Голос Череповца»