Как получить от игры с ребенком и пользу, и удовольствие

У современных родителей на общение с детьми совсем не остается времени, а то, что имеется, непременно нужно потратить на что-то полезное, развивающее. И простая игра из жизни ребенка постепенно уходит. А ведь она была и остается важной частью формирования здоровой и гармоничной личности. Много интересного на эту тему нашему корреспонденту рассказал известный детский психолог и игровой терапевт Александр Покрышкин.

— Александр, с некоторых пор очень много говорят про важность игры в жизни детей. Это связано с тем, что возникли две крайности: или планшет на весь день — или «круглосуточные развивашки», когда у детей ни минуты на праздное времяпрепровождение не остается…

— Про игру действительно говорят все чаще и чаще. Что она очень важна для детей от двух до десяти лет, что она помогает решать эмоциональные проблемы, преодолевать трудности в коммуникациях. Но, наверное, все помнят время, когда разговоры о том, как игра важна в жизни ребенка, вообще не витали в воздухе и не занимали голову родителям. Об этом мы все узнали в XXI веке, и эта новость свалилась как снег на голову.

— Почему это произошло?
Потому что к этому времени накопилось очень много данных про детей вообще и в частности про игру. В Декларации прав ребенка ООН так и написано, что ребенок имеет право на игру. А ведь до 1989 года там не было этого пункта! То есть признание важности игры — это достижение больших исследований. Но у этого «открытия» есть и обратная сторона. Родителям со всех сторон твердят: «С ребенком нужно играть!» Специалисты во всем мире открыто говорят, что теперь это и ответственность, и обязанность родителей. И родители начинают винить себя за нелюбовь к играм.

— Что современные родители думают об игре с детьми?

— Я остановлюсь на четырех распространенных мифах, связанных с этой темой:

1) играть нужно как можно больше,
2) главное в игре — это польза,
3) играть — это одно удовольствие,
4) если с игрой есть сложности, это признак психологических проблем.

На эти мифы натыкаются и родители, и даже специалисты. И они здорово давят на тех и других.

— Как эти установки выглядят в жизни?

— Что касается того, что играть нужно как можно больше, — это правда полезно. Это развивает ребенка. Но каждому родителю знакомо чувство, когда ты вроде бы играешь, а сам уже одной рукой набираешь эсэмэску. То есть формально ты здесь, но ты где-то далеко… В какой-то момент ты можешь иметь кучу идей, хочешь предложить ребенку какой-то интересный вариант, поэкспериментировать, то есть ты сам как бы горишь игрой.

А в какой-то момент ну не чувствуешь этого куража! И этому есть простое объяснение: вообще-то родители тоже могут уставать. А игра требует сил, нашего ресурса. Общение, обмен эмоциями, концентрация внимания — это не форма отдыха. Если согласиться с утверждением, что играть нужно как можно больше, то нужно игнорировать тот факт, что вообще-то мы можем устать. Но это важно, и это нужно учитывать.

— А про обязательную полезность игры что объективно можно сказать?

— Эта мысль стала очень популярной в конце 90-х и начале 2000-х, сейчас она уже не так тиражируется. Именно тогда появился термин, который наши бабушки точно не знали, — развивающие игры. Как будто есть развивающие и есть какие-то другие игры. И вот первые нам очень нужны, а вторые совсем не нужны. И часто мы смотрим на детей, которые бегают, крутятся, катают машинки, бросают мячики, и думаем: «Разве это игра? Да лучше бы они что-нибудь посчитали, пазлы пособирали!» И возникает ощущение, что все это — просто трата времени, а где-то есть какая-то суперполезная игра.

Но тут важно вот с чем разобраться. Что у нас является игрой? У нас есть представление, что игра — это когда есть роли, воображаемая ситуация, вовлеченность в эту ситуацию. Без всего этого — это уже не игра, а, допустим, какая-то деятельность, когда ребенок что-то там перекладывает, собирает, пересыпает. Например, лепить из кинетического песка — это вроде бы деятельность, а не игра. Но на самом деле это тоже игра, потому что у нее нет цели, а в конечном итоге ребенок просто получает удовольствие, как и от перекатывания машинок. И родители могут присоединиться к этому незатейливому занятию — и вот мы уже с ребенком играем и общаемся.

— То есть миф третий подтверждает, что игра должна доставлять удовольствие?

— Есть много «токсичных» публикаций на эту тему, в которых психологи как бы намекают, что в здоровых детско-родительских отношениях, в которых есть привязанность, игра всегда приносит удовольствие. А если вам вдруг тяжело играть с ребенком — что-то тут не так. Как будто это не норма. И это вызывает чувство вины и беспокойства. И мне хочется всех родителей поддержать. Потому что на практике бывает так: и мы хотим играть, и ребенок как будто готов, но мы хотим играть в разное. Родители рассказывают: «Мне хотелось бы играть в спасателей, строителей, а ребенок все время хочет только драться!» В силу того что мы владеем абстрактным мышлением лучше, чем наши дети, нам легко представить почти все игровые ситуации, у нас много разных идей, которые ребенку пока недоступны. И получается, что мы хотим играть «про космонавтов», а он — «про конфеты». И это совершенно нормально.

— Перейдем к четвертому мифу. Если игра с ребенком не клеится — это что-то не то с ребенком или с родителями?

— Никто не знает, как правильно играть с детьми. Потому что это не то же самое, что играть самому. Правильным будет становиться гибче, подстраиваться под ребенка, учитывать его интересы. Например, вам хочется, чтобы ребенок выучил цвета, а он увлеченно строит башню. Зовет вас, чтобы показать, какая она высокая получилась. Новый «прокачанный» родитель начинает задавать вопросы: «А какого цвета у тебя верхний кубик? Желтый, да, желтый?» Нейробиологические исследования показывают, что положительные эмоции влияют на эффективность обучения. Это как раз о принципе следования за ребенком — он есть и в игровой терапии. Это значит, что важно оставить пространство для его инициативы, а не только вашей. Видеть ценность в его действиях, подстраивать себя под его игру.

— А как мама правильно должна была играть с цветными кубиками, чтобы это и ее маленькому «строителю» понравилось?

— Если мама хочет эмоционального контакта с ребенком, удовольствия от игры, она могла бы сесть с ним рядом, когда он строил башню, подавать ему кубики и комментировать свои действия: «Тебе дать желтый кубик или зеленый? Вот тебе желтый кубик!» И это была бы совершенно другая игра — и полезная, и интересная двум участникам. В такой обстановке ребенок очень быстро запомнит все цвета на радость маме, а она научит его новому, просто следуя за ним, за его интересами, сохраняя его эмоции. Здесь принцип такой: что ребенок делает сейчас с удовольствием, то и имеет для него смысл. Нужно найти ценность в том, что он делает сейчас. Принимая его игру, мы устанавливаем с ним контакт. Это не только развитие, но и общение.

Лариса Зелинская, ИА «Столица» для «Голос Череповца»

16 июля 2019
В ЧГУ назвали самые востребованные в 2019 году специальности
В этом году абитуриентами подано более 6500 заявлений