6 февраля 2019

Череповецкую сироту бросили в Ярославле?

Руководство областного Следственного комитета поручило провести доследственную проверку по информации о возможном нарушении прав девушки-сироты Кристины Громовой. Девушка, которой недавно исполнилось 18 лет, оказалась в Ярославле и попала в беду.

Версия ярославцев

Началась история с того, что ярославка Диана Кирсанова увидела в группе «Подслушано в Ярославле» пост о девушке из Череповца, которая оказалась в городе брошенной и без денег. По словам Дианы, Кристина заходила в магазины и спрашивала, может ли она найти какую-нибудь работу. Диана, которая сама сирота, поехала искать Кристину.

— Я ожидала увидеть девушку 18 лет, а увидела ребенка. У нее есть легкая умственная отсталость, но она адекватный человек, — рассказывает Диана. — Приемные родители привезли ее в Ярославль, сняли ей квартиру на два месяца и оставили ее с 500 рублями в кармане. Когда я приехала к Кристине, у нее осталось всего 20 рублей. На остальные деньги она купила себе два копченых окорочка, три шоколадки «Аленка», сливочный и майонезный продукты. Плюс ко всему у нее кухонный шкаф был забит бомж-пакетами, которые ей оставили опекуны.

Девушку Диана забрала к себе домой и помогла ей связаться со службой постинтернатного сопровождения в Ярославле. По мнению Дианы, приемные родители Кристины Громовой после того, как девушке исполнилось 18 лет, сняли с ее счета в банке крупную сумму денег и отвезли девушку в Ярославль. При себе, как говорит Диана, у Кристины не было даже мобильного телефона. Женщина отмечает, что выглядела Кристина очень неухоженной, одежда на ней была сильно поношенная.

Диана рассказывает, что попыталась связаться с приемной семьей Кристины, Калачевыми. Приемная мать девушки Галина Калачева, как говорит Диана, согласилась приехать и отдать Кристине все причитающиеся ей деньги и имущество, но потребовала за это удалить пост в Интернете. На встречу Калачева приехала с представителем службы опеки, ничего не привезла, посадила Кристину в машину и увезла в неизвестном направлении, сказав, что нужно решить некоторые юридические вопросы. Затем Диана узнала, что Кристина находится в психоневрологическом интернате в Череповце, связаться с ней невозможно.

Соцсети

Диана создала в соцсети группу «Помощь Кристине Громовой», благодаря Интернету она узнала, что у Калачевых есть еще шесть приемных детей, в том числе и брат Кристины Кирилл. По словам Дианы, за те несколько дней, что Кристина провела у нее, она узнала от девушки, что в приемной семье плохо с ней обходились; как полагает Диана, такое же отношение в семье может быть и к другим детям.

В Интернете Диане написала Дарья, которая в свое время тоже воспитывалась в семье Калачевых. Дарья пишет, что Калачевы, по ее мнению, не были хорошими приемными родителями и ей «есть что рассказать». Благодаря соцсетям нашлись дядя и тетя Кристины, а также ее троюродная сестра.

— У Кристины есть родственники, в том числе дядя и тетя, я с ними общалась и знаю, что они готовы ее взять домой. Пока Кристина была в Ярославле, она говорила, что очень скучает по Череповцу, где у нее есть друзья, одноклассники, с которыми она училась в интернате. Если она захочет остаться в Череповце, мы готовы ей в этом помогать. В Ярославле служба постинтернатного сопровождения предлагала ей место в социальной гостинице для таких детей. С 1 сентября ей предлагали пойти учиться на садовода в наше училище № 14, чтобы Кристина получала и образование, и пенсию по потере кормильца, — говорит Диана Кирсанова.

Версия опеки

Галина Калачева, в недавнем прошлом опекун Кристины, в семье которой девушка прожила 14 лет, говорит, что все было иначе.

— Мы ее не бросали. Она сама запросилась в Ярославль, изъявила желание туда ехать, — рассказывает женщина. — Сказала, что, если мы ее туда не отвезем, она сама уедет. А про накопления, которые мы якобы присвоили, — с нашего согласия их Кристина оставила у нас на хранение, потому что согласилась, что не стоит ехать в незнакомый город с большими деньгами. Так и есть: на второй же день она попала в беду. А были бы у нее с собой деньги, может, и Кристины бы уже не было?

Галина Калачева готовит, что Кристине оставили деньги на несколько дней: не 500 рублей, а 5000.

— Ну она сама это подтвердила следователю, показала, какая бумажка была. Она себе не только еду покупала, но еще и тапки и еще что-то. Я считаю, что мы все сделали правильно — не отдали этой женщине из Ярославля Кристинины накопления, этот миллион рублей, а ей именно деньги и нужны были. В больницу Кристина сама попросилась лечь, чтобы отдохнуть, она в этой больнице уже лечилась. И сейчас она только со мной общается, говорит: «Мама, я никого больше видеть не хочу».

Галина говорит, что после того, как Кристина выйдет из больницы, она вернется в их семью в Суде, где они живут в пятикомнатном деревенском доме. Приемная мать считает, что именно этот выбор сделает девушка, так как одна она жить не сможет.

Все дети, которые живут у Калачевых, — с инвалидностью и различными нарушениями психики или мышления. Не исключение и Кристина, и ее брат Кирилл. Галина объясняет, что это дети с трудной судьбой — отчим Кристины, отец ее брата Кирилла, убил мать детей. Отец Кристины неизвестен, но, скорее всего, он так же, как и ее мать и отчим, был зависим от алкоголя.

Родственники

Мы поговорили с тетей Кристины Ириной Полывяной — она замужем за родным братом матери девушки, а также с троюродной сестрой Еленой Чесноковой.

— Кроме меня у Кристины есть еще тети, дядя, братья двоюродные, — говорит Елена Чеснокова. — Первое время Кристина будет жить у родного дяди. А мы тоже поможем, чем сможем.

Елена говорит, что ничего не знала о Кристине и Кирилле, потому что Калачевы запрещали родственникам общаться с детьми. Мы спросили об этом у Галины Калачевой — та утверждает, что это не так: судьба детей никого не интересовала, пока не выяснилось, что у Кристины есть накопления. Калачевы считают, что родственникам дети интересны только из-за того, что у них есть деньги.

И троюродная сестра Елена, и тетя Ирина с негодованием это предположение отвергают. Ирина говорит, что ситуация Кристины застигла их с мужем врасплох: поселить девушку у себя они смогут не больше чем на месяц-два.

— В Интернете пишут, что она одна не может дома быть, а мы с мужем работаем, дети учатся, — говорит Ирина Полывяная.

В отделе опеки и попечительства Череповецкого района «Речи» сказали, что Кристина имеет право поступать так, как ей самой хочется: девушке 18 лет, она признана дееспособной. Сейчас ситуацией занимаются сотрудники череповецкого Следственного комитета.

Алена Сеничева