23 января 2019

Можно ли заработать на жизнь изделиями своих рук

26 января в 10 утра «Комсомолец» приглашает на ярмарку рукоделия «Город мастеров» (0+), где можно будет купить украшения, игрушки, мыло и вязаные изделия. «Речь» решила узнать, кто в Череповце занимается ручной работой и есть ли спрос на изделия.

Магазин теплых вещей

Два месяца назад муж и жена Никита и Екатерина Викуленковы решили открыть в Череповце магазин, где на полках будут только изделия мастеров, существующие в единственном экземпляре. В торговом центре на Советском проспекте они сняли небольшое помещение. На сегодняшний день магазин отработал месяц с небольшим. По словам Никиты, за месяц удалось выйти в ноль — и это уже хороший результат. На большие доходы супруги Викуленковы не рассчитывают — по их словам, эта торговая точка должна стать возможностью для череповецких мастеров рассказать о себе городу. В день, по словам продавца, сюда приходит около тридцати человек.

Мастера, как говорит Никита Викуленков, получают за свое изделие ту сумму, которую заплатил покупатель, целиком. Заработок предпринимателей — это плата за полку в магазине, которую арендует мастер. Насколько будет прибыльной такая модель, Викуленковы не знают. Но магазин — это не основное их место занятости, поэтому пока они не очень много думают о его прибыльности.

— Мы рассматриваем это как дополнительный доход, но больше как социальный проект. Я рассчитываю потом, как времени побольше будет, попробовать продвинуть проект в мэрии, чтобы попасть в программу поддержки малого бизнеса, — говорит Никита. — Честно говоря, я думал, когда открывали магазин, что будет хорошо, если половина мастеров сможет окупить свои полочки. Результат превзошел ожидания — почти все мастера полочки окупили и остаются с нами на следующий месяц.

Сейчас в Череповце не так много мест, где можно приобрести сделанные мастерами изделия. Это ремесленная лавка на Советском проспекте, новая торговая точка Викуленковых; кроме того, хендмейд продается на ярмарках — одна из них пройдет в субботу в «Комсомольце», также в течение одной недели в декабре подобная ярмарка работала в торговом центре на ул. М. Горького. О своих изделиях мастера чаще всего могут рассказать через Интернет.

В мире хендмейд ценится за то, что все изделия «хранят тепло рук мастера» (это одна из популярных фраз, используемых для описания продукции изготовителями). По словам Никиты Викуленкова, спрос на эти изделия в Череповце есть, хотя и не столь высокий, как в более крупных городах. Но мастера, которые арендуют в магазине места (сейчас их около двадцати человек), считают: Череповец — не тот город, где можно работать и получать прибыль.

Вяжут, шьют, делают украшения

Марина Гришина делает подарки, ключницы, украшения для интерьера из дерева и фанеры.

— Все лето с детьми собирала доски с историей, — говорит она. — Находила дерево, где есть несколько слоев старинной краски. Фанера — это материал без истории, а дерево, которое можно найти в старых домах, — у него есть душа.

Марина рассказывает, что творчеством занимается с детского сада: «Всем детям подарили Буратино, а мне книгу, в которой рассказывалось, как делать что-то своими руками». Но посвятить себя творчеству она смогла только в декрете, шесть лет назад. Сейчас Марина снова в декретном отпуске, со вторым ребенком, и снова занимается хендмейдом.

— Искусство либо прикладное творчество — это то, чем зарабатывать можно, но очень сложно. В Вологде и в Питере хендмейд-ярмарки очень популярны, есть спрос, но у нас в Череповце такого нет, — говорит она.

Катерина Кузнецова вяжет теплые шапки, платки, варежки.

— Я выставляю изделия на продажу, потому что не могу не вязать, нужно же это куда-то отдавать. Вяжу лет с шести, полноценно отдалась увлечению, когда вышла в декрет. Сейчас ребенку семь лет, я не работаю: сидеть с ребенком некому, уроки учить тоже — и я пробую зарабатывать, продавая вязаные изделия, — говорит Катерина.

На череповецких покупателей она тоже жалуется — по ее словам, многие хотят дешево и качественно. То, что качественные вещи, над которыми мастер сидит не один час, будут стоить дорого, люди, как считает Катерина, не хотят понимать.

— За полторы тысячи вязаный снуд уже покупать не хотят. Самая высокая цена за вязаные шапки — это 800 рублей, больше я поставить не смогу.

«Раскрутиться очень сложно» — так считают все мастера. Для того чтобы о тебе знали, нужно вести свою группу в соцсети «ВКонтакте», выкладывать туда фотографии изделий, нужна и страница в «Инстаграме».

Мастерицу, которая занимается обработкой дерева и делает из найденных на берегу озера дощечек украшения, в соцсетях зовут Елена Чудесная. Она попросила, чтобы так ее и назвали в статье.

— Два года назад меня посетило вдохновение. Это дерево вымывает с глубины, оно долго-долго находится в воде, деревьям лет сто. Они с барж, которые перевозили дерево по Белому озеру больше века назад, — говорит Елена.

Она не любит использовать лак для покрытия дерева и пользуется для обработки придуманным ею самой инструментом в виде палочки.

— Это хобби, а не работа, конечно. Это же сложно продавать, да и изделия на любителя. Рынок сейчас заполнен, конкуренции много, — объясняет она.

Многие из череповецких мастеров занимаются вязанием. Таких изделий в магазине ручной работы больше всего. Екатерина Адамова вяжет из толстых нитей коврики, которые называет «добрыми».

— У них есть свое свойство, они приносят добро. Пройдешь по коврику и станешь добрее, — говорит она.

Для Екатерины ее хендмейдовые изделия — это способ поделиться хорошим и добрым настроением, а тоже не способ заработка. Но как считает женщина, это только пока.

— Если я продаю, получаю денежку, то она уходит на материалы. Но я совсем недавно делаю изделия на продажу, думаю, что просто нужно дальше этим заниматься. Все изделия, которые я связала, находят своего хозяина, ни одно не осталось «одиноким».

Екатерина и еще одна наша героиня, Елена Ричи-Мингани, — это люди, которые немного отличаются от тех, с кем мы говорили раньше. Они работают не в декретном отпуске, свои дети у них уже выросли.

Елена Ричи-Мингани говорит: «Окей, Гугл» — это великая штука«. Благодаря Интернету она освоила разные виды ручной работы, в том числе и изготовление сережек из эпоксидной смолы.

Это не просто серьги — в каждой из них по засушенному маленькому цветку. Все сухоцветы собраны Еленой во время прогулок.

— Люди не все понимают, что в нашу работу вложено не только время, но и душа. Когда я вытаскиваю изделие из силиконовой формы, то не знаю, придется ли мне переделывать или все получилось с первого раза. Я живу, дышу этим.

На вопрос, можно ли зарабатывать хендмейдом, Елена Ричи-Мингани отвечает решительно:

— Только не в Череповце. Город маленький, да и люди мы такие суровые — уставились в пол и идем.

Еще один мастер, Елена Озеринникова, рассказывает, что зарабатывать благодаря своему «очень дорогому увлечению» получается. Елена работает с кожей, шьет портмоне, сумки, кошельки.

— Молнии японские, фурнитура японская, кожа итальянская. Кожу заказываю отдельно. Стоят такие сумки, конечно, дорого (от семи тысяч рублей. — Авт.), но на них есть свои покупатели, постоянные. Меня рекомендуют знакомым.

Двадцать пять лет Елена Озеринникова проработала в Доме знаний музыкальным педагогом. Сейчас ушла с работы, занимается бизнесом и параллельно шьет изделия из кожи.

— Спрос есть, но небольшой. Возвращаются те, кто уже заказывал. Много берут на подарки, — говорит она.

Ушел с работы ради кожи

Впрочем, люди, которые зарабатывают на жизнь только изделиями, сделанными своими руками, тоже есть. Например, Вячеслав Самолюк.

Однажды он решил сам себе в подарок сделать охотничий нож — чтобы и в лес с ним можно было пойти, и на рыбалку. К ножу нужны были ножны, и процесс их изготовления понравился Славе даже больше, чем работа над ножом. Друг рассказал, где в Череповце купить кожу, в этот магазинчик и начал ходить время от времени Слава. Делал кошельки, ножны, другие изделия из кожи для друзей и родственников, а потом... ушел с основной работы, снял небольшое подвальное помещение и устроил там мастерскую.

— Я работал в магазине и одновременно ремонтировал это помещение, куда перевез свои инструменты. Ты не представляешь, сколько мы отсюда грязи, мусора, другой всякой ерунды вытащили! — рассказывает он. — Но я чувствовал, что здесь я живу, здесь отдыхаю, а на основной работе не получаю никакого удовольствия.

Уже год кожевенная мастерская — это единственный источник заработка Вячеслава. И не только для него, но и для его семьи — жены и ребенка. Жена, кстати, тоже заинтересовалась кожей и делает в мастерской браслеты на продажу.

— Денег нам хватает. Конечно, мы на эти деньги не жируем, пиццу каждые выходные не покупаем, по ночным клубам не ходим. Но и не голодаем, — говорит Вячеслав.

Он также считает, что в Череповце покупателей тем, кто делает хендмейд, найти будет сложно. Но стоит переключаться на другие города.

— У меня маленький аккаунт в «Инстаграме», я очень редко делаю посты, но мне через него приходили заказы из других стран. Из Франции вот парень писал. Не нужно зацикливаться на одном городе, нужно выходить на международные площадки.

Слава — энтузиаст, его интересуют не только коммерческие заказы, но и сложные изделия, которые он делает пока для себя. На полке в его мастерской — целый ряд фантастических масок. «Продать это будет сложно, но можно сдавать в аренду на фотосессии. Для меня работа над ними была вызовом, потому что в Интернете хороших выкроек и советов я не нашел, все делал сам, с нуля», — объясняет он.

Мастерам, которые только начинают свой путь, Слава (как и предыдущая наша героиня, которая работает с кожей) посоветовал делать дорого и качественно.

— Лучше неделю заниматься одним заказом, чем за день сделать несколько дешевых, — считает он. — А в качестве «раскрутки» мастерской надо использовать сарафанное радио. Пусть те, кто заказывает изделия, останутся довольны и расскажут всем знакомым.

Алена Сеничева