28 ноября 2018

«Просто опускаются руки»

Один за другим в разных точках страны всплывают скандалы, связанные с неподобающим поведением учителей. Чего стоит недавний случай в Комсомольске-на-Амуре, где педагог побила ученика прямо в школьном коридоре. Многие из вас наверняка видели видеозапись инцидента, сделанную школьниками и выложенную в Интернет. Что это было: неоправданная жестокость? Или нервы сдали? Есть ли у этой «медали» вторая сторона, выяснял «Голос Череповца».

Нагрузка

Мы ни в коем случае не оправдываем учителей, которые поднимают на учеников руку или позволяют себе оскорблять ребят. Но что-то же подвело к этой черте, для пересечения которой хватило одной, последней, капли, обернувшейся взрывом. Еще раз: мы не пытаемся оправдать, мы хотим дать возможность учителям высказаться. Высказаться анонимно — имена, фамилии и отчества всех педагогов, ставших нашими собеседниками, изменены, школы тоже не указываются. Так люди разговаривают охотнее и откровеннее.

Когда-то учитель был непререкаемым авторитетом и для своих учеников, и для их родителей. Сейчас все изменилось. Притом конфликты с учениками и родителями для педагогов далеко не единственный (хотя, конечно, один из главных) источник стресса.

— Конечно, нагрузка на учителей огромна, — рассказывает Марина Поликарпова, заместитель директора. — У некоторых — больше 40 часов в неделю, притом что ставка (норма) 18. Конечно, это приводит и к эмоциональному выгоранию, и иногда к проблемам со здоровьем. Более 80 % учителей имеют нагрузку почти в две ставки (у нас в школе, но я думаю, что это общая тенденция). У нашего учителя физкультуры, например, занятия 47 часов в неделю, у учителя немецкого — 41 час.

Даже анонимно педагоги не особенно хотят разговаривать о размере своей зарплаты. Правда, не утверждают, что платят им мало.

— Зарплата неплохая, — говорит Екатерина Николаева, коллега Марины Поликарповой, — потому что нагрузка высокая. Но учителя уже вымотаны.

Недоверие

Я не могла не спросить о «бумажной» работе.

— Мы, как и администрация, как и другие учителя, отмечаем, что вал бумаг растет, — кивает Марина Поликарпова. — Причем эти бумаги очень часто как бы дублируют друг друга. Сдали один отчет, позже чуть перефразировали — вот вам и второй отчет.
— Уже как будто какое-то недоверие к нам, — добавляет Екатерина Викторовна. — Мы теперь должны подтверждать свое участие в мероприятиях. Вот вчера был вебинар — мы должны были сфотографировать слушателей, то есть нас, в начале вебинара, потом в конце вебинара и отправить эти фото как подтверждение. Но мы ведь сами заинтересованы в участии, в том, чтобы совершенствоваться.

Тут стоит отметить, что во время беседы не раз поднималась тема новых методик, пилотных программ и т. д. и педагоги сами говорили, что с удовольствием бы переняли опыт той или иной школы. Говорили о системе профессионального роста, о конкурсах, о наставничестве. Людям по-прежнему интересна их профессия.

Плавно переходим к теме отношений с учениками и их родителями.

— Раньше уровень общей культуры формировался в семье, а учителя его поддерживали и развивали, — говорит Марина Олеговна. — Сейчас уровень семейного воспитания резко падает, поэтому учителям с воспитательной работой, конечно, тяжеловато. По встречам на родительских собраниях видно, что общая агрессия родителей тоже растет. И она снижается, только когда начинаешь спокойно рассказывать, объяснять, отвечать на вопросы. К сожалению, не все родители идут на сотрудничество со школой. Родительские собрания мы проводим постоянно, и год от года количество родителей, которые на них являются, уменьшается.
— Решение проблемы — того, что их не устраивает, — родители очень часто видят в том, чтобы написать жалобу, — говорит Екатерина Викторовна. — У коллег был случай: девочку в 9-м классе не допустили до экзаменов, потому что она не ходила на занятия. На химии она была четыре раза за год. Ее мать написала письмо, если не ошибаюсь, в Администрацию Президента РФ. Когда во всем разобрались и спросили ее, на что она, собственно, надеялась, она прямо ответила: «А я думала, прокатит».

Живой человек

Виктория Андреева — молодой учитель русского языка и литературы, она в школе работает второй год.

— После того как я стала классным руководителем коррекционного класса, я не хочу перешагивать порог школы. Я встретилась с агрессивными, неуправляемыми детьми, которые не умеют вести себя в обществе. Иногда мне кажется, будто они ненавидят всех вокруг: одноклассников, учителей, самих себя. Безусловно, их совершенно не интересуют школьные предметы. Как тут сеять разумное, доброе, вечное? У молодого учителя просто опускаются руки. Может быть, есть более мудрые, более опытные учителя, которые справляются с такими классами и выращивают из них сильных учеников. В таком случае молодому специалисту просто необходима помощь наставника.

Виктория отмечает, что помимо системы наставничества учителю не помешала бы и психологическая помощь.

— Мы постоянно говорим об инновационных технологиях, о современных методах и приемах обучения и воспитания, о перестройке системы. Но ведь за всем этим стоит живой человек, и именно молодой учитель — тот ресурс, с помощью которого закладывается новое здание современной школы. И если воспитание детей — это ответственность, тогда отношение к учителю (в особенности к молодому, начинающему) — двойная ответственность.

Чуть позже Виктория добавляет:

— У учителя сейчас очень много обязанностей и, по сути, никаких прав. А у детей очень много прав, и они об этом знают. Некоторые специально выводят учителя из себя, кто-то может драться и плеваться — да, в учителя. Есть родители, которые с пониманием относятся к учителям. Но, как правило, если у ребенка нет «саморегуляции», то ее нет и у его родителей.

Полина Семенова — теперь уже бывший учитель, она преподавала русский язык и литературу больше шести лет, уволилась совсем недавно.

— Многие до сих пор считают, что учитель провел уроки, ушел домой, быстренько проверил тетрадки — и свободен. Знали бы они, сколько у нас бумажной работы, сколько нужно составить отчетов, письменных планов, методик! Кому-то еще аттестацию проходить. А всякие «допускные» сочинения и всероссийские проверочные работы — вы думаете, нас они радуют? Да ничего подобного! Для нас это тоже стресс. Новые образовательные программы подразумевают еще больше занятий, как урочных, так и внеурочных. Значит, я буду еще больше времени отдавать работе, писать еще больше отчетов и планов. Мне жалко детей — я не знаю, как они будут все успевать. Но и себя мне жалко. Я хочу, чтобы у меня была жизнь помимо работы, именно жизнь, а не время на дорогу до дома, еду и сон. Получается, что ты всем кругом должен: начальству — писать планы и отчеты, детям — терпеть их выходки, родителям — сюсюкаться с их детьми. Я так не смогла.

Елена Бжания, газета «Голос Череповца»

12 декабря 2018, 16:11
К 25-летию конституции России Вологодский госуниверситет организовал IT-диктант
Он позволит оценить не только уровень цифровой грамотности, но и знания основ государственного устройства и государственного управления.
10 декабря 2018
Для строительства школы за Шексной изменили проект застройки
Подъезды к школе сделают со стороны улиц Раахе, Рыбинской и Ленинградской. Обустроят «карманы» для парковки
7 декабря 2018
Школьникам рассказывают, где можно получить профессию
В СКЗ «Алмаз» вчера началась и сегодня завершается ярмарка учебных мест «Навигатор профессий» (12+)