14 ноября 2018

Первая мировая война, или Век учись

Прошедшие на днях в Париже торжества по случаю 100-летия окончания Первой мировой войны наглядно показали, что кровавый багаж знаний вековой давности нами даже не распакован. За что же гибли те, к чьим братским могилам возлагали цветы?

Перипетии истории
История в контексте политики показывает свою прихотливость везде — были бы повод и желание это обнаружить. 100-летие окончания Первой мировой повод такой дает.

Лишь один пример. В бесчисленном количестве Русско-турецких войн XVIII — XIX веков есть любопытные нюансы.

В Русско-турецкой войне 1735 — 1739 годов Российская империя имела поддержку Персии и Австрии, а в конфликте 1768 — 1774 годов Османская империя воевала с Россией в союзе с Австрией, польскими конфедератами и Францией. В войне 1787 — 1791 годов к Турции примкнули Англия, Пруссия, Швеция и Франция, а в ходе Русско-турецкой войны 1828 — 1829 годов в коалицию с Англией и Францией вступает как раз Россия.

Гораздо позднее, в 1873 году, создается так называемый Союз трех императоров (России, Германии и Австро-Венгрии), но итоги последней Русско-турецкой войны (1877 — 1878) привели к охлаждению этих отношений. В результате зарождается австро-германский союз, но уже без России. Российская империя, в свою очередь, сближается с Францией.
Собственно, до появления Тройственного союза (Германия, Австро-Венгрия, Италия) и Антанты (Россия, Великобритания, Франция) остается всего ничего. Как и до начала Первой мировой войны.

Жертвы стратегий
Военные коалиции, блоки и альянсы всегда были общим местом в ведении войн.

Еще древние племена создавали сиюминутные союзы для борьбы с общим противником, чтобы после воевать друг с другом — и плечом к плечу со вчерашними врагами.

История (в данном случае читай — время) списывает все обиды. Важнее, какое значение имеет то или иное направление во внешней политике здесь и сейчас; какие фигуры стоят у власти в данный конкретный период и кто управляет другими государствами; какие цели они перед собой ставят, какие выгоды преследуют и т. д.

Если вернуться к Русско-турецкой войне 1877 — 1878 годов, можно вспомнить, как русским полкам в боях за Шипку и Плевну помогали отряды болгарских добровольцев (и тысячами гибли), а по итогам войны на карте впервые появилось независимое Болгарское княжество. Также стали независимы от Турции Сербия и Черногория.

А можно вспомнить и другое: как уже в ходе Первой мировой, 14 октября 1915 года, Болгария объявила войну странам Антанты, начав военные действия против Сербии. По сути дела, выступив в блоке с Турцией, болгары воевали на одной стороне со вчерашними угнетателями — и против тех, кого угнетали вместе с ними.

История (в данном случае читай — политика) не то чтобы цинична, а скорее прагматична. Она, конечно, учитывает около десяти миллионов погибших с обеих сторон в ходе Первой мировой, более 18 миллионов раненых и 7,5 миллиона пропавших без вести. Но в общем контексте.

Кто его знает, насколько точны эти подсчеты, но они ужасают. Как ужасают и кратно большие потери во Второй мировой, которой, согласно общему мнению, открыла дверь предыдущая война. Во имя чего все эти жертвы?

Могилы и таблички
Саму суть парижских мероприятий по случаю 100-летия окончания Первой мировой войны понять сложно.

С одной стороны, это память о трагедии и о жертвах войны — и многочисленные протокольные мероприятия. Звучали речи, прошла минута молчания. Президент Франции Эмманюэль Макрон зажег Вечный огонь у Могилы Неизвестного Солдата, а президент России Владимир Путин возложил цветы к памятнику солдатам и офицерам Русского экспедиционного корпуса (чья история, без преувеличения, сколь героическая, столь и трагичная).

С другой стороны, многие узнавали о событии по громким заголовкам в прессе: «Король Марокко спал рядом с Меланьей Трамп в Париже», «Меркель спутали с супругой Макрона на торжестве в Париже», «Полуголая активистка Femen бросилась под колеса машины Трампа», «Дональд Трамп не подал руки Петру Порошенко» и так далее.

Наверное, были и те, кто ждал от мероприятия, на которое собрались семь десятков лидеров мировых государств, хоть какого-то внятного обсуждения проблемы поддержания мира на планете. Но им, ожидавшим этого, вновь намекнули, что они — наивные мечтатели.

Показательна сцена перед обедом в Елисейском дворце, которую описал корреспондент «Коммерсанта» Андрей Колесников.

До самого начала обеда таблички с фамилиями Дональда Трампа и Владимира Путина стояли рядом, что означало, что они неизбежно общались бы часа полтора. Но против полноценных переговоров выступали организаторы церемонии, и в последний момент таблички переставили.

Непонятые причины
Многие не устают говорить о том, что в сложившихся тревожных условиях (возможный выход США из договора об РСМД, угроза новой гонки вооружений и прочие контексты, хорошо знакомые следящим за новостями) любой контакт важен.

К сожалению, приходится констатировать, что вместо этого политики и элиты продолжают лелеять надежды на состоятельность различных блоков и альянсов и выяснять, кто кому союзник. Словно бы и не было того трагического события, в память о котором они собрались в Париже.

Вместо этого все обсуждают идею Макрона о создании единой общеевропейской армии, без Соединенных Штатов, и то, как оскорбленный этим заявлением Трамп требует от Европы «сперва заплатить свою справедливую долю в НАТО».

О глубинных причинах начала Первой мировой написаны целые исследования. Даже «Википедия», к которой всегда есть вопросы, вкратце формулирует эти причины как «экономический империализм, территориальные и экономические притязания, торговые барьеры, милитаризм и автократия, баланс сил, союзные обязательства европейских держав».

Будем честными перед самими собой: разве все это осталось в прошлом?
А еще: кто-то до сих пор всерьез полагает, что главное — это не покушаться на эрцгерцога?

Андрей Савин

20 ноября 2018
Награду пропавшего бойца передадут из Австрии в Череповец
Орден принадлежит уроженцу деревни Лилигумзь Назаровского сельсовета Белозерского района Вологодской области Ивану Михайловичу Ахапкин