9 октября 2018

В главном бою года победила Россия

Схватка между Хабибом Нурмагомедовым и ирландцем Конором Мак-Грегором завершилась победой нашего бойца. К ней было приковано внимание всего мира. У бойцов имелись личные счеты, поэтому победа для россиянина стала делом чести.
Самый ожидаемый бой этого года состоялся в минувшую субботу в американском Лас-Вегасе. Нурмагомедов нанес сопернику поражение в бое за титул чемпиона UFC в легком весе, «задушив» оппонента в четвертом раунде. Бою предшествовали многочисленные скандалы. Спортсмены в прямом смысле слова ненавидели друг друга, хотя когда-то не скупились на взаимные комплименты. Скандалом бой, собственно, и закончился. Расправившись с противником, Хабиб выпрыгнул из октагона и набросился на тренера ирландца. Потом началась массовая потасовка с участием зрителей, из-за чего чемпионский пояс на ринге россиянину так и не вручили. Впервые в истории победителя объявляли без его личного присутствия. Глава UFC Дана Уайт объяснил это тем, что болельщики после случившегося могли разгорячиться еще сильнее. Потом, на пресс-конференции, он заявил, что выходка Хабиба может стоить ему чемпионства. Оба спортсмена покидали зал в плотном кольце охраны, причем в Хабиба летели пустые бутылки и другие предметы. Понять Нурмагомедова можно. Мак-Грегор и его команда не скупились на оскорбления. Ирландец в плане скандалов просто мастер и известность завоевал в том числе и своим вызывающим поведением. Российская же команда все это время вела себя подчеркнуто спокойно и сдержанно, но в какой-то момент наш спортсмен, по всей видимости, просто не сдержался. Впрочем, это его нисколько не оправдывает. Потом Хабиб извинился за свое поведение и заявил, что хочет убрать трешток (так называется поток оскорблений, которыми поливают друг друга спортсмены перед схваткой) из UFC:

«В первую очередь я хочу принести извинения Атлетической комиссии штата Невада и Вегасу. Знаю, что проявилась не лучшая моя сторона. Я человек. Но я не понимаю, как люди могут говорить только о том, что я перелез через клетку. А он, вообще-то, говорил о моей религии, о моей стране, о моем отце. Он приехал в Бруклин и разбил автобус, был близок к убийству пары человек. Что вы думаете об этом?»

Илья Драницин