9 октября 2018
«Бился головой о машину, валялся, показывал на подъезд…»

В Череповце судят мужчину, признавшегося в убийстве жены.
Весенний субботний вечер стал последним днем в совместной жизни двух супругов: семейный конфликт закончился убийством жены. Женщина погибла от удара кухонным ножом в шею. Теперь муж на скамье подсудимых, а их 15-летняя дочь — свидетель, хотя в момент нанесения удара ее рядом не было. «Голос Череповца» - из зала суда.

Алкоголь, конфликт, нож…
Подсудимый, 44-летний уроженец Белозерского района Олег Коршунов (имена фигурантов дела изменены — прим. авт.), имеет неполное среднее образование, вдовец, воспитывает несовершеннолетнюю дочь. На момент совершения преступления на учете у нарколога и психиатра не состоял, но в дальнейшем у мужчины был выявлен синдром зависимости от алкоголя.
Согласно обвинительному заключению, озвученному старшим помощником прокурора города Ольгой Куликовой, вечером 5 мая в квартире Коршуновых произошел конфликт между пьяными мужем и женой. В ходе ссоры Олег схватил кухонный нож и нанес жене Ирине клинком один удар в левую подключичную область, чем причинил проникающее колото-резаное ранение грудной клетки с повреждением легкого, сопровождающееся внутренним кровотечением. Ирина скончалась на месте происшествия в результате полученной травмы. Коршунов обвиняется по ч. 1 ст. 105 УК РФ («Убийство»).
Несмотря на то что подсудимый не помнит обстоятельств случившегося, свою вину он признает в полном объеме, считая, что, кроме него, нанести этот удар было некому. Бывшая теща заявила гражданский иск к мужчине на сумму 2 млн рублей, из которых он признал лишь 500 тысяч.

Упал на колени и кричал
Первой в ходе судебного заседания в качестве свидетеля была допрошена инспектор ППС Алина Гордеева.


— В тот день около 18.30 мы с напарником доставляли задержанного во второй отдел полиции, — рассказывает свидетель. — Обратили внимание на неопрятного гражданина, который шаткой походкой переходил дорогу. Мы остановили автомобиль, чтобы его пропустить, он упал на колени и что-то кричал. Мы отвели его в патрульную машину, чтобы выяснить, в чем дело. Гражданин взволнованно кричал: «Помогите! Помогите! Я убил жену!» Мы выяснили у него адрес, сообщили в дежурную часть и вызвали скорую помощь.


Из дальнейших расспросов выяснилось, что мужчина — им оказался Олег Коршунов — поссорился с женой и ударил ее ножом в шею.


— Живая она или нет, он не знал, — продолжает полицейский. — На одежде и руках были следы крови. Постоянно кричал. Мы не могли пройти с ним на адрес, так как у нас в салоне был задержанный, поэтому вызвали помощь. Прибывшие сотрудники забрали гражданина и отправились в его квартиру, а мы повезли задержанного в отдел.


Далее в зал суда был приглашен другой сотрудник правоохранительных органов — Антон Минин.

— Мы оказывали помощь экипажу, к которому под колеса выбежал подсудимый, — объясняет он. — Я остался с этим гражданином на улице, а двое сотрудников пошли в квартиру, на которую он указал. Руки и брюки у него были в крови. Он повторял: «Мы с женой…», «Я… ее…», хватался за голову, кричал что-то непонятное, бился головой о машину, валялся по асфальту, указывал на подъезд. Очевидно, что он был пьян, хотя мог держаться на ногах и понимать, что от него требуют.
Когда свидетель поднялся в квартиру, он увидел лежащую на полу женщину.


— Дверь в ванную комнату была открыта, убитая лежала на спине, головой в прихожую, в луже крови, в районе ключицы была колото-резаная рана. Рядом лежал большой кухонный нож. В квартире также находилась плачущая нетрезвая подруга убитой.


Подруга Нина Фокина сообщила полицейскому, что пришла в гости, потому что около полудня узнала по телефону, что в семье случился очередной конфликт.

— С ее слов, она вроде как усмирила супругов, начала собираться домой, вышла на балкон покурить и услышала, как хозяйка выкрикивает ее имя. Возвращается — и видит женщину на полу. Подсудимый хватает подругу жены за плечи, требует вызвать скорую и убегает на улицу. По ее словам, убитая ранее неоднократно жаловалась на агрессию со стороны мужа. А поссорились супруги то ли из-за имущества, то ли из-за измен — так она сказала.

Дочь прятала дома ножи
Далее в присутствии психолога была допрошена несовершеннолетняя дочь подсудимого и погибшей Виктория. По ходатайству представителя прокуратуры из зала суда был удален подсудимый. Молодая девушка за трибуной выглядела очень напуганной и свидетельствовать против отца отказалась. Поэтому судьей были оглашены ранее данные ею показания. Согласно им, в семье часто происходили ссоры, так как отец по выходным злоупотреблял алкоголем.

Незадолго до трагедии дочь слышала, как отец угрожал зарезать мать, поэтому испуганная девочка спрятала все ножи в квартире. За день до трагедии, вечером в пятницу, 4 мая, отецснова начал пить. Около полуночи Вика легла спать. Ночь прошла спокойно. Около полудня несовершеннолетняя проснулась, отец уже снова был пьян и делил застолье с неким мужчиной, ругая и жену, и собутыльника. Потом, судя по звукам, мужчины подрались, и гость был вынужден уйти. Испугавшись агрессии мужа, жена пригласила в гости свою подругу. Когда та появилась, Коршунов продолжал пить и ругаться. От греха подальше около 17.00 женщины отправили девочку погулять, а вот жене покидать квартиру подсудимый запретил. Вика просидела у школьной подруги до 21.00…
Несовершеннолетний свидетель подтвердила данные показания и односложно ответила на несколько вопросов представителя прокуратуры. Выяснилось, что сейчас девочка с отцом никак не общается.

Три дня пить — не запой

Суд также допросил Татьяну Хозину, которая знает погибшую с детства, когда они жили в деревне.


— С погибшей мы вместе росли, но с тех пор, как она вышла замуж, особенно в последние годы, мы виделись только летом в деревне, в остальное время общались с ней в соцсетях. Они с мужем оба выпивали, но в меру, агрессии с их стороны я никогда не наблюдала, на людях они никогда не выясняли отношения.
Как вспоминает женщина, сначала супруги жили в общежитии на Фанере, потом взяли в ипотеку двухкомнатную квартиру в Заречье.

По мнению Татьяны, инициатором улучшения жилищных условий выступила убитая.
— Коршунов никогда особого рвения и инициативы не выражал, Ире его всегда нужно было подталкивать и мотивировать.

Далее за трибуну прошла мать подсудимого. Во время ее допроса сложилось впечатление, что особого интереса к жизни своего сына она не испытывала.

— Созвонимся, спрошу, все ли нормально. Ответит, что нормально, — говорит она.
А с невесткой связь поддерживала и того реже. Причиной всему конфликт семилетней давности.
— Не скажу, что она пьяница, но выпить любила. Как что не по ней — сразу вспылит, не могла сдерживаться. Когда я выходила на пенсию, собрала большой стол, Ирина напилась и ударила мою сестру ногой в живот.

Со слов женщины, первые 5 — 6 лет супруги жили нормально, а потом начались проблемы. По ее словам, невестка «погуливала», а вот о наличии измен со стороны сына не знает. Вообще в ходе допроса женщина не давала своего ребенка в обиду, утверждала, что Олег выпивал редко и пьяным оставался спокойным. Случаи запоев у сына отрицает.
— Запой — это когда неделю пьют. А когда два-три дня выпил-опохмелился — это не запой.
Рассмотрение дела будет продолжено в ближайшее время. Процесс ведет федеральный судья Алексей Горев. Согласно санкции вменяемой статьи, подсудимому грозит от 6 до 15 лет лишения свободы.

Александр Паутов, газета «Голос Череповца»

22 октября 2018, 19:33
Жителя Вожеги обвиняют в избиении односельчанина
Однажды молодому человеку удалось избежать наказания за беспричинную агрессию.