31 августа 2018

Салат для патриарха

Поездка Патриарха Московского и всея Руси Кирилла в северные епархии, в ходе которой он побывал в Великоустюжской епархии, завершилась визитом на Соловки. В эти дни конца августа там находился и корреспондент газеты «Речь». Вот его рассказ.

Началось за полтора месяца
Патриарх прибыл на Соловецкий архипелаг в канун праздника перенесения мощей преподобных Зосимы, Савватия и Германа Соловецких. Так получилось, что в это время мне довелось в очередной раз быть на Соловках, нести послушание в обители, и я стал свидетелем не только самого визита, но и подготовки к нему, которая для людей посторонних остается за кадром.

Разговоры о предстоящем визите начались еще за полтора месяца. Знакомый реставратор рассказал, что в этом году они привели в порядок ряд объектов, на которые патриарх обратил внимание еще в прошлом году. Правда, мой собеседник сомневался, останется ли высокий гость доволен. И сомнения были связаны не с качеством работ, а с тем, что финансирования не хватало. Хотя другой человек, имеющий отношение к делу, поделился со мной информацией, что финансирование из федеральных структур есть, но то ли деньги долго идут до Соловков из-за их удаленности от Москвы, то ли кто-то из чиновников нерадиво относится к своим обязанностям… Между тем теряется драгоценное время для реставрационных работ.

Патриарха ждали, и у людей от мыслей и разговоров о предстоящем визите светлели лица. Ждали и готовились. Скашивали у монастырских стен траву, что-то подкрашивали, подколачивали. В общем, все как полагается. В сувенирных лавках от греха подальше убирали топорики, ножички (все-таки рубяще-колюще-режущее оружие) и наборы целебных трав (чтобы не вызывать подозрений в торговле психотропами). Бойцы архангельского ОМОНа на велосипедах исколесили все окрестности и подготовили места для скрытого наблюдения за местностью (если кому-то и захотелось бы проникнуть незаметно в обитель, он был бы тут же обнаружен). Дорогу несколько раз проутюжил грейдер, и она стала ровной как никогда, появились новые дорожные знаки. А у стен монастыря стояла дежурная пожарная машина.

Кулинарный опыт помог
Как и в прошлые годы, когда я приезжал на Соловки, у меня в обители были свои обязанности. В первое время я трудился только администратором паломнической гостиницы (рассказ об этом «Речь» опубликовала в номере за 1 августа. — Ред.), а затем еще и замещал поваров, когда кто-то из них болел или был на выходном. Кроме того, для паломнической трапезной каждое утро чистил более пятидесяти килограмм трески или другой рыбы. (Теперь, когда я вижу рыбу или мне предлагают блюдо из нее, мне становится плохо…)

Дней за десять до визита в монастырь прибыла большая группа москвичей во главе с шеф-поваром Соловецкого подворья в Москве Александром Малявиным. Команде из пятнадцати человек предстояло накрыть столы для патриаршего приема на 350 человек (а всего населения на архипелаге вместе с монастырской братией, как поведали мне в сельской администрации, немногим более 900 человек). В круг приглашенных на прием входили многочисленные гости, специально прибывшие на празднества, митрополиты, архимандриты, братия монастыря, руководители местных предприятий, деятели науки и культуры, трудники и насельницы обители.

В эти последние дни с меня сняли обязанности гостиничного портье, и я полностью переключился на кулинарную деятельность, заменив отбывшего на родину в Архангельск повара. Моя задача заключалась в том, чтобы успевать нашинковать салат в объеме 50 литров, почистить рыбу и выполнить массу поручений: «подай, принеси, молодец, хороший парень».

Так получилось, что на сей раз в составе команды московских поваров и их помощников произошли изменения — были новые люди, еще «необстрелянные». Поговорив со мной, Александр Малявин сказал, что мой большой кулинарный опыт очень им пригодится, и мне представилась возможность изнутри посмотреть, как готовится большой праздник.

Встреча патриарха
Выполнив все поручения в трапезной для паломников и узнав, что к святым вратам с минуты на минуту должен прибыть патриарх, я выдвинулся в сторону, куда стекался народ. Экскурсии шли своим ходом, но чувствовалось напряжение.

Тут же, у святых врат, я увидел депутата Госдумы боксера Николая Валуева, который охотно фотографировался с народом. Я поинтересовался у знаменитого спортсмена, какие у него сейчас отношения со спортом, какие планы. Но тот, пожаловавшись на боль в спине после проведенного накануне футбольного матча с соловецкими игроками, был немногословен и даже, как мне показалось, в плохом расположении духа. Хотя всем улыбался.

Патриарх задерживался. Чтобы все видеть, я поднялся по храмовой лестнице и расположился на втором этаже. Картинка была прекрасная. Наконец появился тот, кого все так ждали. За патриархом шли священнослужители, полпред президента в СЗФО Александр Беглов, экс-премьер-министр России Михаил Фрадков (хотя ходили разговоры, что должен был приехать сам Дмитрий Медведев), артист Андрей Мерзликин и еще множество как известных, так и малознакомых широкой публике лиц.

Поднявшись в Преображенский собор и поклонившись мощам преподобных, патриарх поприветствовал собравшихся, затем началась его рабочая поездка по обители. А мне надо было бежать на кухню, где готовили все для патриаршего приема.

Что в меню
На кухне уже было вычищено более тридцати килограмм соловецкой селедки, которую за неделю до этого привезли местные рыбаки. Мне же предстояло аккуратно резать филе и укладывать на противни. А на другом столе готовили рыбный шашлык — на шпажки нанизывали куски трески и дикой семги, выловленной в Белом море. Вообще меню приема очень обширно (хотя, как сказал мне один из обитателей монастыря, он помнит времена, когда столы были еще богаче). Итак, на стол нам надо было подать рыбное ассорти, селедку с луком, жареные грибы, фрукты, салаты двух видов, овощную нарезку, рыбники, коврижки, мармелад, уху, запеченную треску на припущенной овощной подложке, конечно же, красную икру, свежие ягоды (черную и красную смородину, чернику), моченую морошку, вино, которое благословляется на трапезу раз в год, и чай с конфетами.

Работа кипела. Ближе к вечеру Александр Малявин дал всем возможность сходить на пару часов отдохнуть, чтобы потом ударно работать всю ночь.

Вечер после отдыха наступил быстро, небо темнело, а у нас все как в большом муравейнике. Пока помогавшие нам женщины мыли посуду, мужчины носили столы и скамейки в большой зал, где и должен был состояться прием. Когда столы выстроились в длиннющие ряды, женщины покрыли их скатертями, и постепенно закуски и посуда стали занимать свои места. Сервировка отвечала всем европейским требованиям.

Холодало. На небе появились звезды, а у нас работы еще было непочатый край. Ближе к полуночи пришел наместник монастыря отец Порфирий — проконтролировать, как мы справляемся. Увидев, что все идет как должно, всех благословил и пошел дальше осматривать вверенную ему территорию. А нам, после того как мы выставили графины с морсом и квасом, нужно было наполнять вазы фруктами (яблоками, виноградом и персиками), а затем на тележке развезти их по столам. Сервировкой стола занимался лично Александр и две женщины, я же лишь поставил специи и вазу с цветами. Зато посидел в кресле, предназначенном для патриарха…

К половине шестого утра было видно, насколько люди устали. А на отдых — лишь часа два. Но у меня и их не было: я остался раскладывать треску для запекания на противни. Александр же пошел делать салат для патриарха.

Подсматриваю за столичными поварами
Улучив момент, я все же подсмотрел, как делается блюдо для иерарха. Александр в глубокую чашку мелко нашинковал салат, добавил креветок, слегка посолил, сбрызнул соком лимона, добавил нарезанный кубиками консервированный ананас (резать его было доверено мне), немного оливкового масла и все слегка перемешал. Ассистировавший ему повар Игорь посоветовал еще перед самой подачей на стол снова добавить выжатого лимонного сока для свежести закуски.

Около половины восьмого утра на кухне появился личный повар патриарха Андрей со своим помощником. Они принесли коробку, на которой почему-то было написано «Великий Устюг», и стали на отведенный им стол выкладывать продукты, предназначенные для патриарха Кирилла. Тут я увидел грибы, зелень в коробочках с иероглифами, напоминающую петрушку и укроп. На небольшой поднос Андрей выложил мидий. Тут он заметил мое любопытство и попросил не мешать работать.

На праздничной литургии
Наконец, когда все уже было сделано (в девятом часу утра), Александр отпустил меня, чтобы я, немного отдохнув, смог, как и все, постоять на патриаршей службе и получить его благословение.
…Честно говоря, потом на службе я под слова патриарха Кирилла слегка подремывал, но потом вдруг откуда-то взялись силы, и я влился в радостный процесс праздничной литургии.
А затем был прием от имени Патриарха Московского и всея Руси Кирилла, где говорились благодарственные слова и пожелания восстановления и самой обители, и монашеской жизни в одном из самых северных и древних монастырей России.

Сергей Рычков