12 июля 2018

Царские подарки

17 июля мы будем отмечать печальную годовщину — 100-летие со дня расстрела царской семьи. «Голос Череповца» собрал несколько любопытных исторических фактов, которые свидетельствуют о том, что связывало наш город с последним российским императором. Несмотря на то, что Николай II в нашем городе не бывал, связь эта имелась и была достаточно прочной.

Первая задокументированная встреча череповчан с будущим императором-страстотерпцем состоялась в далеком 1881 году. Причем она оставила в сердце отрока неизгладимый след. В июне 1881 года стало известно, что августейшая семья вместе с императором Александром III, следуя из Костромы, в Рыбинске будет садиться на поезд. Поэтому в Рыбинск была срочно командирована череповецкая делегация во главе с городским головой Иваном Андреевичем Милютиным. Помимо градоначальника в нее входили два городских депутата, директор технического училища и шесть его учеников. Учащиеся устроили выставку своих изделий на вокзале Рыбинской железной дороги. Император со своими детьми осмотрел выставленные работы. При этом Милютин как учредитель училища с соизволения государыни преподнес царским детям мелкие изделия: линейки, угольники и прочее — и при этом испросил соизволения императора представить паровую машинку для его высочества наследника цесаревича, на что государь соизволил сказать: «Пожалуйста».

Эта машинка настолько заинтересовала царских детей, что Ивана Андреевича буквально забросали телеграммами: «Когда привезете машинку? Спрашивают свыше». Но изготовить ее оказалось непросто. Лишь 10 августа 1881 года модель, весившую около 30 пудов (500 кг), привезли в Александрию, где пребывала царская семья. Иван Андреевич вспоминал: «Вижу: подходит государь, государыня, королева датская и несколько других членов царской семьи. Государь и государыня милостиво подали мне руки. Государь подошел к машинке и, окинув ее общим взглядом, изволил заметить: «А, это системы Уатт? Отчего вы избрали этот тип?» Я ответил: «Он красивее, как первообраз, и при том проще для исполнения». Затем государь обратился к кому-то из адъютантов: «Пожалуй, нужно будет построить для нее вот там особый павильончик».

Этот подарок получил неожиданный отклик спустя 15 лет. В мае 1896 года в Московском Кремле проходили коронационные торжества, в которых приняло участие множество высокопоставленных особ, в том числе прибывших из-за рубежа. Был там и Иван Андреевич Милютин. Обходя ряды взволнованных гостей, император Николай II неожиданно остановился около Ивана Андреевича и сказал ему: «Здравствуйте. А я помню вас с 1881 года». «Я до того был тронут, — рассказывал Милютин, — что растерялся, не нашелся воскликнуть: «Осанна! Благословен грядый на царский подвиг». Так с тех пор и лежит это и на душе, и на сердце».

Спустя 2 года после коронации в царский дворец на должность комнатной девушки была принята череповчанка Анна Степановна Демидова, оказавшаяся в числе немногих, кто остался верен царской семье до смерти. Об обстоятельствах появления Анны в царской семье, подвиге ее служения и мученической кончине мы уже писали, поэтому здесь повторяться не будем. Лишь напомним, что в январе 2018 года мы отметили 140 лет со дня рождения череповчанки Анны Демидовой, а 17 июля отметим 100-летие ее мученической кончины.

Особой вехой в истории нашего города стало знакомство с царской семьей игуменьи Леушинского монастыря Таисии. Впервые знаменитая настоятельница увиделась с императрицей Александрой Федоровной 27 декабря 1898 года на торжественном акте по случаю 100-летия Павловского института благородных девиц. Там она прочитала стихотворение «На день 100-летнего юбилея Павловского института от бывшей его воспитанницы».

2 декабря 1904 года игуменья Таисия удостоилась личной аудиенции у самодержицы. При этом умная и деятельная игуменья произвела самое благоприятное впечатление на супругу последнего русского императора. Поэтому вторая их встреча состоялась уже по личному (редчайший случай) соизволению императрицы 20 ноября 1907 года. Всего игуменья Таисия семь раз представлялась царской семье (случай исключительный для настоятельницы провинциального монастыря), получила множество царских подарков, включая аметистовые четки, портреты государя, государыни и наследника цесаревича Алексея.

Немало замечательных подарков получила и царская семья от леушинской игуменьи. Так, 7 августа 1912 года матушка поднесла императрице золотошвейные работы, выполненные по поручению государыни для полковой церкви, в 1913 году подарила ей художественно вышитые старинным швом оплечья.

Самым крупным ее даром стало изготовление великокняжеского стяга для наследника престола цесаревича Алексея Николаевича. Этот стяг был торжественно поднесен 3 августа 1913 года делегацией из 11 леушинских сестер, принимавших участие в изготовлении подарка. Встретили сестер очень тепло. Матушка вспоминала: первой «вошла Императрица и сряду же подала мне руку, которую я поцеловала, а Она поцеловала мою, и первые слова Ее были: «Какая чудная работа»; сряду же за Ней вошел Государь Император и прежде всего подал мне Свою Царскую десницу, конечно, которую я облобызала, но Он сам-то поцеловал мою, что меня так смутило, что я подумала, не ошиблась ли со слепотою своей, и сказала Ему: «Ваше Величество! Это Вы?» Он так ласково улыбнулся и сказал: «Я, Я сам!»; между ними принесли и Наследника — то же проделалось и с Ним. Государь Император с Императрицей подошли к Стягу, любовались работой, рассматривали, перевертывали его и, видимо, остались очень довольны».

В тот же день матушка рассказала императору о желании построить в Череповце церковь в честь Николая Чудотворца (небесного покровителя императора) в память празднования 300-летия дома Романовых. Николая II до глубины души тронуло это предложение, и он «велел телеграфировать Ему в день закладки».

Величественный деревянный привокзальный храм был воздвигнут в рекордные сроки. Уже через год после памятной встречи — 5 (18) октября 1914 года — состоялось его торжественное освящение, которое совершил архиепископ Новгородский Арсений в сослужении сонма духовенства. Дата была выбрана не случайно: 5 октября в России торжественно праздновалось тезоименитство цесаревича Алексея Николаевича. В новую церковь государь император пожертвовал ценные хоругви. Сама матушка игуменья сшила стильное облачение в память 300-летия дома Романовых с инициалами «Н-II».

Таким образом, в Череповце появился свой «царский» храм, оказавшийся последней церковью, построенной в городе до наступления гонений на веру.

В конце 1960-х годов храм был разрушен до основания, здесь (на пересечении улиц Комсомольской и М.Горького) теперь стоит пятиэтажный дом с магазинами на первом этаже. Но накануне революции Никольская церковь оставалась подлинным украшением города и радовала сердца богомольцев, приезжавших в наш город. Императору представилась возможность увидеть ее воочию, правда всего лишь из окна поезда в вечернем полумраке.

1 августа 1917 года рано утром царская семья по железной дороге была отправлена в ссылку в Тобольск. Так получилось, что свой крестный путь последний русский самодержец совершил через Череповец. Наш город упоминается в дневнике Александры Федоровны под датой 1 августа: «10 ч[асов вечера]. Череповец. Мы, Настенька, Трина, Валя, Татищев, мистер Жильярд, Боткин, Тутел[ьберг], Нюта, Шура, Лиза, Нагорн[ый], Чемодуров, Волков, Трупп. Наш комендант».

Символично, что после упоминания города следуют имена немногих, оставшихся верными, в том числе Нюты (Анны Степановны Демидовой), вместе с Иваном Андреевичем Милютиным и игуменьей Таисией сумевшей привить любовь к маленькому провинциальному городку у Николая II, императрицы и их царственных детей.

Михаил Мальцев