27 июня 2018

Родниковая страна Джанны Тутунджан

Недавно я попал в удивительный мир — мир пейзажей и людей, изображенных на картинах народного художника РФ Джанны Тутунджан. И находится этот мир в деревне Сергиевской Тарногского района, что расположен на границе с Архангельской областью.

Москвичка, ставшая тарножанкой

Джанна Тутунджан — это необычное для вологодской земли имя стало таким же знаковым, как имена композитора Валерия Гаврилина, поэта Николая Рубцова, писателя Василия Белова… Могла ли она, коренная москвичка с дворянскими корнями и армянской кровью предков по линии отца, подумать, что второй ее родиной будет Вологодчина? Между тем после окончания Московского художественного института имени В.И. Сурикова в 1959 году она вместе с мужем Николаем Владимировичем Баскаковым уехала на его родину, в Вологодскую область, и ни разу не пожалела об этом. В одной из поездок по области они присмотрели деревенский дом на берегу Сухоны, и с тех пор деревня Сергиевская стала источником тем и образов творчества Джанны Таджатовны. Когда смотришь на ее картины, буквально ощущаешь исходящий от них поток любви и нежности к нашему краю.

В последние дни

Недавно я гостил в Тарноге у своих друзей Ирины и Алексея Скороходовых, и Ирина рассказала о встрече с Джанной Таджатовной в областной больнице. (В феврале 2011 года художница перенесла сложную операцию, после чего скончалась в реанимации на 80-м году жизни.)

— В палате я была одна, вдруг открылась дверь и заходит очень красивая женщина: «Здравствуйте, я Джанна Тутунджан, из Тарноги приехала». Я улыбнулась в ответ: «А я тоже из Тарноги».

Лицо новой пациентки посветлело, вспоминала Ирина. Джанна Таджатовна очень любила Тарногу, ее жителей, и в эти последние дни художницы две женщины много беседовали о жизни, о детях, родителях… Они могли и всплакнуть или, наоборот, с улыбкой вспомнить светлые, радостные дни.

А мне захотелось побывать в деревне Сергиевской.

«Пришвартовались к нашему берегу»

Сергиевскую художница назвала родниковой страной: тут множество родников с чистейшей водой — пьешь, пьешь и не можешь напиться.

Деревня встретила меня тишиной и покоем. Ребятишки катались на велосипедах, вдалеке слышался гул лесопилки, кто-то работал в огороде… Заведующая сельским клубом Ирина Мальцева уже ждала меня и сразу же повела в небольшой музей, посвященный художнице.

— Мы очень благодарны судьбе за то, что когда-то она свела нас с Джанной Таджатовной, — начала свой рассказ Ирина Николаевна. — Она прибыла к нам в деревню на плотах, по воде. Вместе с мужем Николаем Баскаковым, тоже художником, они искали место, где бы можно было купить небольшой домик. Сначала остановились у деревни Брусенец, что напротив нашей Сергиевской. Но ничего не нашли и пришвартовались, как говорят моряки, к нашему берегу. А тут как раз стоял на берегу мой дед Тимофей Константинович Гоглев. Он и сказал, что его дом можно купить. А Джанна Таджатовна, всматриваясь в речные дали, вдруг сказала, что тут находится сердце Сухоны. О Вологодчине она услышала от своего супруга. Они вместе учились в московской художественной школе в одном классе, а потом в институте имени Сурикова. Она по рассказам мужа влюбилась в наш северный край, а приехав сюда, навсегда осталась ему верна.

В музее

В музее Ирина Николаевна показала мне большой альбом рисунков, которые Джанна Таджатовна сделала во время празднования 375-летия деревни (а Сергиевская основана в 1635 году). Листаю альбом — и словно окунаюсь в праздник. Вот рисунок с подписью: «Варится уха!.. из стерляди» — и ты как будто слышишь, о чем говорят люди: о том, что нужно накосить сена, до дождей убрать хлеб, а после уборочной съездить в большой город и купить обнову. Или вот набросок «Чествуют самых старейших в деревне, а Тоня сидит и не слышит, что о ней говорят». А Тоня всю жизнь отработала на земле за трудодни, мечтая о том, чтобы дети были учеными и жили в достатке. Еще рисунок — выступает «Люся-председатель». А теперь это Людмила Дмитриевна Ежова, которая руководила колхозом «Сухонец», пока его не расформировали; пришлось искать работу, и уже несколько лет подряд она ездит к девяти утра в Тарногу, наматывая около ста километров ежедневно.

Да и у моей собеседницы, которую Джанна Тутунджан в свое время изобразила на картине «Первенец», с работой тяжело. Ирина Николаевна на полставки руководит Домом культуры (за что получает три тысячи рублей); а еще как социальный работник оказывает помощь пятерым пожилым людям. Кроме того, она председатель местной избирательной комиссии. Встает в пять утра, потому что имеет двух коров, поросят и еще мелкую живность. И за всем этим хозяйством нужен уход, а продукцию отвозит в соседнюю Нюксеницу ее муж, работающий там посуточно диспетчером в районной администрации.

Дом на посаде Вересово

Место, где жила художница, в деревне называли посадом Вересово. Сейчас на некогда большой и шумной улице постоянно живет только Любовь Васильевна Ежова, которая стала героиней картины «Берегиня» вместе со своими сыновьями Виктором, Василием и Андреем. Сейчас они уже все большие, в гости приезжают их сыновья — Кирилл, Александр и Вадим. Так получилось, что Любовь Васильевна была соседкой Джанны Тутунджан на протяжении всего времени, что та жила в деревне.

Сначала художница дружила с ее родителями, а потом и с ней самой. Любовь Васильевна всю жизнь прожила в деревне. Только раз побывала в Северодвинске, ездила в Грязовец на десятимесячную учебу, ну и еще в Вологде несколько раз была. А теперь в этом заулке она живет одна, присматривает за домом супругов-художников, принимает экскурсии. Она может часами рассказывать, как добрые хозяева собирали их, деревенских детей, у себя дома и рассказывали о своих картинах. А детям было интересно: уставшие после сенокоса, они попадали в другой мир, придумывали названия картинам, участвовали в различных играх. Для Любови Васильевны Джанна Тутунджан была не просто соседкой, а близким человеком. Каждый раз, глядя на вещи, окружавшие художницу много лет, она словно слышит шаги хозяйки, ее неторопливую речь. Кстати, внуки Любови Васильевны тоже бывали в гостях в этом доме, из окна которого открывается величественный вид на Сухону, на берег с остатками храма и стен монастыря…

«Мы полюбили ее всем сердцем»

Мне надо было спешить на другой конец деревни, где живет Анатолий Васильевич Батарликов, пенсионер-механизатор. Чтобы написать его портрет, художница приходила к нему в четыре часа утра.

— Была сенокосная пора, время было дорого, — вспоминает его супруга Людмила Ивановна. — Но ей хотелось написать портрет мужа, показать его сильные, натруженные руки. И муж согласился попозировать, рассказывал о себе. Мы же думали вначале, когда она к нам приехала: и что это она ходит, как некоторые говорили, малюкает на листочки? А потом дошло, что она пишет нас, рассказывает о нашей простой жизни. А у нас теперь и внуки большие, и дети все в почете, всеми гордимся. А когда муж уходил на работу, Джанна Таджатовна долго беседовала с моей бабушкой, все расспрашивала. Хорошая она была, мы ее вначале не понимали, а потом полюбили всем сердцем.

Прикосновение к живой земле

Слушая рассказы местных жителей о Джанне Тутунджан, я чувствовал, как на меня накатывает грусть. Потому что колхоза уже нет, многие дома стоят с заколоченными окнами, даже нет магазина, и людям приходится ждать автолавку или самим с оказией привозить продукты. А ведь тут можно создать хорошую туристическую базу, куда бы приезжали туристы, знакомились с работами Джанны Тутунджан, с местами, которые питали ее творчество, с людьми, которые ее помнят…

«Как художник я родилась в Вологде. Как гражданин — в Москве. Как человек я родилась и живу на Земле, и мне не все равно, какая она и что с ней будет, — говорила Джанна Тутунджан. — Мое детство и большая часть жизни прошли на фоне московского асфальта. Но всегда прикосновение к живой земле доставляло истинное наслаждение. Особенно общение с людьми, которые живут на ней. Теперь я могу определить для себя причину моей глубокой симпатии к этим людям. Именно близость природы, ее чистых вод, светлых небес, лесов, лугов, полей и, кажется, врожденная необходимость трудиться делали человека человеком, существом мудрой и ясной души…

Я говорю о главных качествах человеческого достоинства, берущих, как мне кажется, начало именно от земли, качествах, которых мне очень жаль, если человек расстанется с ними. Поэтому большинство моих работ о тех, кто живет на земле. Но обращены они больше всего к тем, кто должен думать о ее и своей судьбе, тем, кто живет в городах».

Сергей Рычков

21 ноября 2018, 14:03
«Северсталь» поддержит выставку шедевров акварели и графики западноевропейских художников
На выставке также будут выставлены работы художников, нечасто встречающихся в музейных коллекциях страны.
19 ноября 2018
Череповецкие танцоры вошли в число победителей международного фестиваля
Инклюзивные танцевальные коллективы из Череповца вошли в число победителей VI Международного фестиваля Inclusive Dance