Крымский мост: символ без патетики

Сегодня, 16 мая 2018 года, должно быть запущено автомобильное движение по Крымскому мосту. Вчера по переправе торжественно проследовала колонна строительной техники. Головным КамАЗом управлял лично президент Путин —
стройка-то неординарная.

Снова новость

Человеческая природа устроена так, что многократно повторяющиеся действия становятся для нас машинальными. Нам не придет в голову обдумывать, как держать в руке карандаш и как выводить буквы.

Так же и с информационным фоном: когда что-то происходит по плану, в соответствии с графиком, — это не новость. Точнее, неинтересная новость. Новость — это когда что-то не получилось или пошло не так…

А еще интересны новости, сообщающие о появлении чего-то долгожданного. И открытие движения по мосту через Керченский пролив, связывающего Крым с российским «материком», — из их числа.

Следует признать, что уникальный проект, первые положительные результаты которого появились всего через два с небольшим года после начала активной фазы строительства, для многих превратился в некий стабильный фон, на котором разворачиваются совсем другие, более захватывающие события.

А мост — он строится себе и строится. Забита первая свая. Возведена первая опора. Надвинут первый пролет. Забита тысячная свая. Двухтысячная. Установлена арка. Вторая…

Сколь бы ни была важна эта стройка для страны в отличие от других строек (на это, надеюсь, нет смысла тратить дополнительные абзацы), настоящей новостью она снова стала только сейчас.

Вчера автодорожную часть Крымского моста торжественно открыли — на полгода раньше намеченного срока. Пока разрешен проезд для легковых автомобилей и автобусов, к концу года по мосту пустят и грузовики.

Оракулы от слова «орать»

«Уже ясно, что никакого моста через пролив не будет — и крымчанам придется жить на своем «острове» ровно до того дня, когда наглый глупый верзила уберется из чужой квартиры, а хозяин отремонтирует в своем доме свет, воду, привезет еды и устроит пир горой», — писал в 2014 году украинский журналист Виталий Портников.

А пока «хозяин», вопреки сим мечтаниям, в течение короткого времени последовательно отрезал свой «дом» от воды, света и поставок еды, «верзила» возвращал все это на полуостров и продолжал строить мост.

И Портникову пришлось переобуваться.

«В конце концов, современные технологии должны позволить рано или поздно построить этот мостовой переход, — писал он уже в 2016-м. — Поэтому никакой трагедии в строительстве моста я не вижу — если, конечно, его построят на самом деле. Пусть работают. После деоккупации Крыма и краха путинского режима Керченский мост станет еще одной дорогой, которая соединит материковую Украину с Кубанью, этой колыбелью новой украинской цивилизации».

Впрочем, Портников был такой не один.

Еще в 2014 — 2015 годах его украинские коллеги с удовольствием смаковали экспертные мнения о том, что никакого моста построено не будет, что помешают стык тектонических плит, илистое дно, ветра, ледоходы и прочее и прочее.

Позже, когда работы все же начались, все в один голос стали говорить о том, что стройплощадка снята в декорациях «Мосфильма», а россияне, по выражению одного киевского политика, «будут сваи забивать еще не одно десятилетие».

Когда стало очевидно, что масштабы работ, судя по многочисленным любительским видео в Интернете, уже переросли павильоны «Мосфильма», строительство моста «обрекли» на скорую остановку, поскольку «денег в российском бюджете нет».

Дальше было веселее. По новостям из Незалежной можно было следить, как стройка стала отрезвлять даже самых непрошибаемых украинских патриотов. Заголосили о вреде для экологии. О том, что мост будет мешать судоходству. О том, что строительство должно быть согласовано с Украиной. О том, как от стройки страдают жители Керчи. Про распил средств, конечно же, не забыли.

Наконец: «Да, мост построят, но он скоро рухнет».

Как не поверить этим оракулам наших дней, чьи прогнозы так эффективно раз за разом сбываются?

Мосты против стен

И все же сегодня мы не о злорадстве. А о той банальности, которую лучше всех обозначил Ежи Лец: люди одиноки потому, что строят стены, а не мосты. В случае с Крымом все очевидно. Если кто-то своими блокадами возводит стену на Чонгаре и Перекопе, где-то в другом месте обязательно должен появиться мост.

И он появился, несмотря на все негативные пророчества. Вся информационная буря вокруг строительства переправы происходила именно на Украине; в России же проект очень быстро стал восприниматься как нечто само собой разумеющееся, стабильное и неизбежное.

«Это чудо свершилось», — объявил на церемонии открытия моста в Крым президент России Владимир Путин. Да, сейчас это чудо, и на какое-то время мост вновь будет одной из главных новостей и еще раз станет ею в 2019-м — после запуска железнодорожного сообщения. А потом постепенно превратится в очередной реализованный инфраструктурный проект.

Конечно, для многих, особенно для крымчан, он будет оставаться символом. Символом чего — каждый может сформулировать для себя сам: воссоединения, преодоления препятствий, наращивания технологических возможностей…

И все же не будет ничего плохого в том, что он вместе с тем станет очередным реализованным инфраструктурным проектом. Это будет свидетельствовать о том, что не все силы мы положили на Крымский мост, что важные масштабные стройки продолжатся, потому что мосты и дороги связывают людей.

И при чем здесь патетика, если речь идет в первую очередь об экономике?

Андрей Савин

20 ноября 2018, 16:43
«Северсталь» разработает для «Газпрома» высокопрочные трубы на давление до 150 атмосфер
Предполагается, что к 2023 году «Северсталь» впервые в России разработает и наладит для «Газпрома» выпуск стальных электросварных прямошовных ТБД и соединительных деталей повышенного класса прочности.
14 ноября 2018
Реклама, квесты, «Инстаграм» и букмекеры
Запретительные инициативы недели — в традиционном обзоре газеты «Речь»
14 ноября 2018
Военный мятеж в Германии?
Раскрыт заговор с участием около двухсот военных бундесвера
13 ноября 2018
Прошли выборы глав ДНР и ЛНР
В воскресенье в Донбассе прошли выборы глав и депутатов самопровозглашенных Донецкой и Луганской народных республик