С Новым годом! Жаны Жылыныздар менен!

Вот и прошли новогодние праздники. Закончился и мой традиционный зимний вояж в качестве официального посланника Деда Мороза. Это было уже семнадцатое путешествие по письмам
детей, пришедшим на почту Деда Мороза в Великий Устюг.

Подготовка

Как обычно, поездке предшествовала длительная подготовка. Несколько дней я провел на почте Деда Мороза, разбирая ребячьи письма, выбирая адреса для моего новогоднего маршрута. Наконец он был составлен. Следующий этап еще более трудоемкий — нужно было связаться со множеством организаций на местах. Где-то сразу удавалось обо всем договориться, где-то мне отвечали, что еще осень и какой может быть Дед Мороз. И все же люди с пониманием относились к моей затее.

Вологодчина. Замечательно, местами экстремально

Особенно мне запомнился большой детский праздник в селе Никольском, что в Тотемском районе, — «Снегурочка Толшмы». Подобные праздники я провожу каждый год в разных районах: мы выбираем самую красивую и умную девочку, но подарки получают все.

В поездках по Вологодчине меня везде принимали хорошо. Конечно, случались и непредвиденные ситуации. Например в поселок Дунилово Никольского района я приехал с опозданием. Все волнуются, нервничают… А что делать, если до этого днем я был в Кичменгско-Городецком районе, а оттуда добраться до Дунилово оказалось непросто. Когда я приехал, уже темнело, меня торопили, даже программу сократили. А все потому, что в поселке с освещением плохо и повадились бегать по поселку волки.

В Бабушкинском районе добирался до школы в деревне Логдуз вообще в экстремальных условиях: школа находится в низине, дорога плохая — чуть ли не кубарем катился, чтобы порадовать Романа Гущина и его товарищей подарками и корзиной апельсинов.

Дальше мой путь лежал в Вашкинский район. Надо было видеть, как плакала от радости, вцепившись в парту, Даша Маркелова! Даша написала Деду Морозу и забыла уже об этом, а тут вдруг стала героиней всей округи. Ведь ради нее я приехал, набор для рисования привез, всех ребят сладостями угостил… Нет, подумал я тогда, не зря все это делаю.

А впереди — визит в Архангельскую область. У меня там дружок, Саша Илюхин, он организовал ночлег, а мой друг и коллега из Вологды Алексей Третьяков помог связаться со многими архангелогородцами, благодаря содействию которых я нашел всех адресатов и поздравил их.

Но мне надо было опять спешить на Вологодчину, в Грязовец, чтобы забрать там елку, которую я хотел доставить в Карачаево-Черкесию. Суббота, найти машину было трудно, пришлось везти елку на такси, сдавать в камеру хранения. А на улице снег с дождем и ветер. Спасибо, выручили герои моих прежних публикаций братья Чежины из Нюксенского района — помогли и на поезд сесть, и елку в багаж сдать. А в поезде проводники улыбаются: помнят меня по прошлогодней поездке. Чаю принесли и печеньем домашним угостили. Полночь, еду в Москву, отогреваюсь — и на глазах от умиления слезы.

В Москве у меня тоже есть друзья, среди них даже космонавт Сергей Рыжиков, — помогли перейти с Ярославского вокзала на Казанский и еще успели предновогоднюю столицу показать.

Карачаево-Черкесия. Я не сектант

А впереди Карачаево-Черкесия. Еще осенью я ездил в Москву, в представительство этой республики, где мы разработали план моего визита. Карачаево-Черкесия встретила меня солнцем и теплом. В министерстве социальной политики республики прошло большое совещание с моим участием, где план был уточнен. Те, кто меня сопровождал, не уставали показывать мне свой край, а меня все не оставляло беспокойство, как там себя чувствует елочка, которую мы должны были посадить у центра «Забота» в поселке Московском Усть-Джегутинского района. К счастью, елка достойно перенесла дорогу, и теперь в Карачаево-Черкесии растет новогоднее деревце из Вологодской области.

В школе станицы Преградная Урупского района Карачаево-Черкесии вышел неприятный случай. В полной уверенности, что мой визит со всеми согласован, я захожу в класс, поздравляю ребят — и вдруг заходит замдиректора школы и начинает выяснять, кто я такой и что вообще происходит.

Сопровождающие меня выводят женщину, все объясняют, звонят в министерство — казалось бы, инцидент исчерпан. Но не тут-то было: замдиректора решила вызвать полицию, объявив меня чуть ли не американским сектантом. Демонстрация моих документов, верительных грамот не помогла. Слава богу, ситуацию спас звонок из министерства образования республики.

Рязань и Оренбург. Проверку прошел

Зато в Рязани меня встретили гостеприимно, всю организацию моего визита взяли на себя сотрудники областной газеты «Рязанские ведомости». Там все было хорошо.

Правда, в Оренбурге, чтобы поздравить детей, вновь пришлось пройти проверку — у меня запросили все мои данные, поинтересовались целью приезда. По моей просьбе просмотрели всю информацию о моей поездке в Интернете. После этого дали добро. И встречи с детьми прошли замечательно. Конечно, в Оренбурге я не мог не посетить фабрику, где вяжут знаменитые платки. Это действительно чудо — оренбургский пуховый платок, который проходит сквозь кольцо… А какие там красивые женщины, добрые, улыбчивые! Я им рассказал о Вологодчине, о наших кружевах и пригласил в гости.

Очень понравился мне город Новотроицк в Оренбургской области. Он чем-то напоминает Череповец, там есть металлургический завод, химзавод и многие улицы названы как у нас: Сталеваров, Металлургов, Мира и, конечно же, Ленина. А вот поездка в трамвае там стоит всего десять рублей. И то плату стали брать года четыре назад, а до этого жители пользовались трамваем бесплатно.

Казахстан. «Братья» и «сестры»

Далее мой путь лежал в Казахстан. В этой стране я был не раз. Но когда сел в поезд, был удивлен. Вагоны оказались испанскими: узкие проходы, купе тесные, место проводника в коридоре, санитарная комната меньше, чем в самолете. Зато порадовал вагон-ресторан. Там солянка сборная мясная стоила 700 тенге, что на наши деньги примерно 170 рублей, тогда как в вагоне-ресторане поезда, на котором я ехал в Карачаево-Черкесию, это же блюдо предлагали за 585 рублей — и не 500 граммов, а 300…

Получилось так, что билет мне продали неправильно. Я просил билет до Чимкента (сейчас он называется Шымкент), а мне, как оказалось, дали до Туркестана — это небольшой город в Южно-Казахстанской области. Пришлось выходить, не доехав до нужной остановки, до которой было еще два с половиной часа пути на поезде. Тут же ко мне подошел патруль полиции, я все объясняю. Они с улыбкой предлагают услуги своего «брата», мол, поможет. «Брат» появляется, улыбается, изъявляет готовность довезти меня до границы с Узбекистаном. Чтобы оплатить поездку, мне нужно обменять деньги — заезжаем в пункт обмена, я плачу водителю вперед за всю поездку. Но когда мы подъезжаем к базару, он вдруг говорит, что я поеду с другим его «братом». Меня пересаживают в другую машину, первый водитель отдает мои деньги второму, и мы едем вглубь базара. Там оказывается «сестра» водителя с сыном, которые тоже садятся в машину. Но я-то платил за поездку с условием, что поеду один. «Брат» заявляет, что денег получил мало…

Узбекистан. Как в СССР…

На границе с Узбекистаном давка, народу полно. Полночь. И все предлагают свои услуги — кто без очереди пройти таможню, кто на тележке подвезти вещи. Меня окружили со всех сторон, гомонят… Наконец нашлась женщина, которой я сумел объяснить, кто я такой, куда и зачем еду. Она крикнула, что я из России, везу подарки для ферганских ребят. Все смолкли, мне освободили проход, и я под вспышки фотоаппаратов ступил на узбекскую землю.

Но тут меня поджидали другие «братья» — весьма подозрительного вида. К счастью, удалось найти более-менее вызывающего доверие водителя.

Через горный перевал доехали до города Коканда в Ферганской области. Машина остановилась у гостиницы — четырехзвездочной, дорогой. Но было уже поздно, искать ночлег подешевле сил не осталось. Мне предложили самый дешевый номер — за 25 долларов.

Утром я проснулся от ярких лучей солнца. Город уже шумел, хозяин гостиницы, узнав, откуда я прибыл и зачем, упросил меня остаться еще на день за счет отеля. Я поздравил в этот день множество людей. А еще посмотрел город — и поразился его чистоте. Там даже дороги метлой подметают. А проезд в маршрутке стоит 600 сомов, что на наши деньги примерно 4 рубля.

У меня было впечатление, что я попал в СССР, многие ездили на старых велосипедах, лучшая машина — это шестая модель «Жигулей» (хотя иномарки тоже видел), а плов и чай в чайхане обошлись в 28 рублей на наши деньги. Но как бы ни было хорошо, меня ждала солнечная Фергана, где настоятель храма отец Игорь и прихожане помогли мне найти всех детей, которых я собирался поздравить. И так было приятно видеть, что дети воспринимали визит посланника Деда Мороза с подарками как чудо!

Киргизия. «Приезжайте еще!»

А потом была Киргизия, знакомые мне места. В городе Ош меня встретил мой друг отец Виктор, настоятель местного храма. Мы с ним, благодаря содействию филиала Россотрудничества, совершили большую поездку. За два дня проехали весь юг республики, встречаясь с прихожанами и их детьми и вручая подарки. Люди благодарили, поздравляли в ответ с Новым годом: «Жаны Жылыныздар менен!» — и говорили, что будут ждать меня снова в гости. Там я встретил среди соотечественников Рождество, оттуда улетел домой.

Вроде и устал, но на душе было хорошо оттого, что судьба подарила мне возможность нести радость людям.

Сергей Рычков