27 сентября 2017
Гималайский медведь-девочка

В поезде от Москвы до Череповца ехать всего ничего: вечером ложишься спать, проснулся — вот он уже, вокзал. Лишь бы никто не мешал разговорами.

— Хотите, покажу, как леплю из пластилина? — спрашивает свесившийся с верхней полки мальчишка. Лет ему девять-десять, едет домой с бабушкой.

Вот только бы без пластилина. Книга не дочитана, а скоро свет выключат.

— Что вам слепить? — шепотом спрашивает мальчишка. — Только бабушке пока не говорите, что я лепить буду.

Глаза у него добрые и улыбка во весь рот. Бабушка, наверное, слышит, что он говорит громким шепотом, но не реагирует. Я бы на ее месте услышала точно. Ну ладно, говорить бабушке ничего не будем. Показываю, когда она отвернулась, брошку на своей рубашке — мультяшный лисенок с голубыми глазами улыбается так же открыто, как и пластилиновый скульптор.

— Ух ты, давайте! — соглашается мальчишка. Он достает из пакета коробку с пластилином и начинает быстро скатывать шарики. — За 15 минут сделаю.

Мне смешно, потому что я представляю, что он может слепить за четверть часа. И немножко неловко: придется ведь хвалить поделку. Но ровно через 15 минут он гордо демонстрирует мне и бабушке, которая все это время отворачивалась в сторону, практически точную копию брошки ручной работы. Только не плоскую, а объемную. И из пластилина.

— Меня Даниил зовут, — говорит Даниил. — Я хочу еще что-нибудь слепить. А лисенок — в подарок.

Предлагаю слепить медведя. Даня спрашивает, какого именно: бурого, белого, гризли или гималайского. Останавливаюсь на гималайском.

Даня, закрыв глаза, мучительно вспоминает облик грозного зверя с белым воротником. А потом говорит: «Буду лепить гималайского медведя-девочку».

Чуть не проливаю на себя чай: «Даниил, чем медведь-девочка отличается от медведя-мальчика?»

— У девочки бантик на голове, — отвечает Даня.

Он лепит весь вечер и все утро, а потом дарит мне — маленькая черная медведица с белым бантиком на одном ухе стоит на задних лапах. Автор говорит, что, когда вырастет, хочет продавать скульптуры из пластилина.

А когда он вырастет и его имя напечатают в газетах, я буду показывать всем лисенка и медведя-девочку и хвастаться, что ехала с будущим великим скульптором в одном купе. И никому не скажу, что сначала не хотела с ним разговаривать, чтобы спокойно почитать книжку.

Алена Сеничева