17 декабря 2014

«Юнона и Авось» на череповецком льду

Фигурист Петр Чернышев в Череповце говорил голосом актера Николай Караченцова

Исполнитель главной роли в спектакле «Юнона и Авось на льду», звезда ледовых телешоу, титулованный фигурист и тренер Петр Чернышев на скользкой сцене Ледового дворца молился, танцевал на балу и дрался на дуэли, не снимая коньков.

О спектакле «Юнона и Авось на льду», поставленном и сыгранном петербургским Ледовым театром, лучше всего говорить языком цифр. В Череповец приехали 30 актеров, включая звезд фигурного катания Петра Чернышева, Наоми Ланг, Елену Бережную и других. Три фуры с декорациями и аппаратурой сопровождали 10 грузчиков, которые устанавливали привезенное на льду, трибунах и под потолком Ледового дворца — невозможно было оторвать взгляд от колонн, неотличимых от мраморных, и корабля, будто из золота. И наконец, шоу увидели более двух тысяч череповчан. Череповецкая премьера спектакля «Юнона и Авось на льду» стала одним из самых масштабных культурных событий уходящего года в нашем городе. «Это лучший ледовый спектакль в истории дворца», — сказали в Ледовом дворце. «Это лучшее исполнении рок-оперы „Юнона и Авось“, которое когда-либо показывали в Череповце», — признали поклонники творения Рыбникова и Вознесенского. К слову, стихи от имени графа Резанова звучали голосом легендарного актера Николая Караченцова.

Гигантский экран и проектор придавали постановке глубину и масштаб — на экране появлялись то бескрайнее море с плывущим по нему кораблем, то горы Калифорнии, то внутреннее убранство православной церкви. Во время богослужения (одна их сцен спектакля) эффекты ударили не только в глаза, но и в нос — молочно-белый сценический дым, вмиг окутавший трибуны туманом, позволил зрителям ощутить себя графом Николаем Резановым, который молится за дарование счастливого морского пути к берегам Нового Света.

«Юнона и Авось на льду» один их немногих, если не единственный серьезный ледовый спектакль в России. После него, насыщенного исторической информацией и религиозными обрядами, не покажется странной, скажем, ледовая интерпретация толстовской «Войны и мира» или другой классики. О том, что к сапогам и туфелькам героев прибиты коньки (и даже католический падре, венчающий Резанова и испанку Кончиту, совершает обряд на коньках), зрители забыли через несколько минут после начала спектакля. Как завороженные, они следили за пульсом ледового балета, то легким (во время бала, например), то резким (переход на корабле через океан, фехтование на шпагах Резанова и жениха Кончиты). Оказалось, что артист на коньках может отлично передать большое страдание и великую радость. А так воплотить без слов любовь, как фигуристу, не подвластно, наверное, ни драматическим артистам, ни балетным.

Исполнители главных ролей Петр Чернышев и Наоми Ланг и по отдельности смотрелись неплохо, а соединяясь на льду, рождали волшебство. Оно и понятно — через год эта пара фигуристов отметит 20-летие спортивно-творческой карьеры. Вместе они пять раз становились чемпионами США и участвовали в Олимпийских играх за Америку. Наверное, достоверно играть Резанова и Кончиту им помогала и схожесть биографий фигуристов и персонажей. Их дуэт тоже интернациональный, и Чернышев когда-то так же, как и его герой, приехал покорять Америку и покорил, но в конце концов вернулся домой. Но свою «Кончиту» не бросил — в российских телешоу американка обрела вторую молодость. Вышла на лед и руководитель Ледового театра, олимпийская чемпионка Елена Бережная. В спектакле она сыграла Божью Матерь, и после шоу сошла с небес к людям — почти час давала автографы зрителям в фойе.

«Репетируя роль Резанова, с женой не советовался»

К журналистам Петр Чернышев вышел в теплой меховой куртке с российским флагом на плече — такие во время Олимпиады носили спортсмены и тренеры сборной России. Петр Чернышев уже несколько лет работает не на американский олимпийский престиж, а на российский. Недавно стало известно, что он был одним из тренеров чемпионки сочинских Игр Аделины Сотниковой. «У вас 15 минут, я очень тороплюсь: с часа на час улетаю в Америку», — сообщил журналистам фигурист.

Ваш спектакль подтверждает то, что языком представлений на льду можно говорить на самые серьезные исторические темы. Согласны ли вы с этим и есть ли какой-то исторический персонаж, которого вы бы хотели сыграть?

— Не зная истории, сложно творить будущее. История развивается по спирали, витками. И темы, поднятые в нашем спектакле «Юнона и Авось», актуальны и по сей день. Классика на то и классика, что может многое нам дать, многому научить. Она, может быть, не бьет в лоб, но говорит о насущном.

Рок-опера «Юнона и Авось» давно стала классическим произведением. Помните ли, как вы с ним познакомились, и важно ли для вас лично, что ваш герой в спектакле говорит голосом Николая Караченцова?

— Начну с последнего. Голос Караченцова — это, на мой взгляд, 90 % всего успеха рок-оперы, потому что можно написать правильный текст, можно написать потрясающую музыку, но сделать так, чтобы она попала прямо в сердце, — это очень сложно. И Караченцов стал идеальным исполнителем, сумевшим донести смысл и энергетику песни до сердец зрителей и слушателей. С «Юноной и Авось» я познакомился в юности, еще до моего отъезда в Америку. Мне не удалось попасть на саму рок-оперу, но очень хотелось, она была очень популярна, о ней говорили все. Песня «Я тебя никогда не забуду» была у всех на слуху, многие фигуристы, в то время наши лидеры, брали ее на показательные выступления. Например, Майя Усова и Александр Жулин, которые в то время как раз были на самом пике своей карьеры, а я только начинал. По всей видимости, мое знакомство с песней и рок-оперой «Юнона и Авось» произошло через фигурное катание.

У вас в этом спектакле трудная драматическая роль. Вы с кем-то советовались, когда ее готовили, — может быть, с супругой Анастасией Заворотнюк или друзьями-актерами?

— Признаюсь, не особенно советовался. Мы с Настей делимся своими ощущениями, своим опытом, прислушиваемся к мнению друг друга. Она мне сказала, что хороший актер не тот, который пытается что-то сыграть, а тот, который исполняет то, что чувствует.

Вы на льду и в жизни производите впечатление жизнерадостного и счастливого человека. Ощущаете себя счастливым?

— Я думаю, что, когда человек имеет все, что ему нужно, он перестает быть счастливым. Счастье — это процесс достижения своих целей, осуществления своих мечтаний. Я счастлив, потому что у меня этот процесс еще не остановился.

Как воспринимает русскую классику ваша партнерша Наоми Ланг? Она уже успела полюбить произведение и свою героиню?

— Да, Наоми знает суть спектакля, и ей очень нравится музыка. Мне кажется, она очень хорошо его чувствует.

Сергей Виноградов