«Хлеб, который зарабатываешь, должен приносить радость»

Актер Федор Гукасян снова будет сниматься в сериале на одной из петербургских студий.

Это не первое предложение артисту череповецкого Камерного театра. В последние годы он уже был занят в четырех сериалах. На вопрос, почему он так востребован в телеиндустрии, Федор отвечает скромно: «Оказался в нужное время в нужном месте».

Талант плюс везение

Оказаться в нужное время в нужном месте — полезное качество, если оно дополняет актерский талант, а он у Федора Гукасяна, несомненно, есть. Гукасян хорошо известен череповчанам — в начале 90-х как тележурналист, позже как один из основателей, режиссер и актер Камерного театра. Сейчас он реализует свои возможности в области кино. Началось все случайно: в Череповце лет 10 назад снимала фильм «Красный четверг» киногруппа из Греции. Им понадобился профессиональный актер на роль таксиста, они пригласили на эту роль артиста Камерного театра Федора Гукасяна.

— В России нашли русского таксиста в лице меня, — смеется над парадоксом Гукасян. — Это было забавно. А потом в Петербурге знакомый сказал: «Ты сходи, предложи себя на студии». Я последовал его совету, меня включили в списки, и я начал получать предложения.

За последние годы Федор снялся в сериалах: «Гончие» (2006), «Синдбад. Путь на север» (2012) и боевике «Внутреннее расследование», новые серии которого скоро выйдут на экраны. Летом нынешнего года закончил съемки в фильме «Чужой».

— Роли небольшие, но интересные, — поясняет Гукасян. — В «Чужих» я играл роль олигарха государственного уровня. Что самое интересное, по сценарию мы должны «распиливать» деньги, выделенные на чемпионат мира по футболу. И когда уже шла озвучка, откуда-то сверху попросили заменить футбол на гандбол. Так что цензура есть до сих пор.

Многодетный отец

Чтобы поговорить о творческом пути актера, мы напросились в гости к Гукасяну. Там нас встретил теплый гостеприимный дом, полный детишек. Людмила Володина — жена и по совместительству талантливая гитаристка, преподаватель музыки в женской гимназии — заварила вкуснейший чай. Сыновья — девятилетний Андрей и семилетний Федор — только что вернулись с занятий по восточным единоборствам, и глава семейства торжественно разрезал сладкий пирог. Четырехлетняя Зоя — Зайка, как ее зовут в кругу семьи, — отсутствовала, она гостила у бабушки.

Федор и Людмила занимаются не только физическим развитием детей. В августе этого года Андрей и Федор-младший стали лауреатами международного вокального конкурса в Санкт-Петербурге. Обнаруживают недюжинные способности в художественном творчестве — в гостиной на одной стене рядышком висят работы Андрея, Федора и Зои. Малышка Зайка еще не определилась, чем бы ей хотелось заняться — музыкой, живописью, танцами... Но проявляет интерес ко всем занятиям братьев. Андрей в творчестве шагнул чуть дальше младших — он еще пишет фантастический роман: каждый день терпеливо записывает сюжетные повороты в толстую тетрадку, составляет генеалогическое древо своей семьи и мечтает научиться играть на гитаре, как мама.

— У нас нет задачи сделать их профессионалами, нам важно, чтобы они могли раскрыть свои возможности в полной мере, а кем, повзрослев, наши дети станут, решать им самим. Главное — дать им шанс принять наилучшее решение, — дуэтом поясняют Федор и Людмила. — Они могут стать инженерами или врачами. Но в любой профессии важно, чтобы работала душа.

Патриархальное семейство

«Откуда и когда пришло убеждение, что ты должен быть артистом? — задала я традиционный журналистский вопрос. — Кто-то в семье был связан с театром?»

— Ну что ты, — улыбнулся в ответ Федор. — У нас была патриархальная семья. Настоящий домострой. Папа — портной, «великий маэстро», как его называли в Баку. Он был большой мастер — обшил полгорода! Мне, студенту, в 70-х годах — во времена острого дефицита модной одежды — такие джинсы шил, что ребята приходили ахали! Пока я не начал самостоятельно работать, отец меня полностью обшивал — джинсы, костюмы, рубашки... Сейчас ему 83 года, он до сих пор лазает по деревьям — собирает вишни, груши и прочее и все внукам отдает. Энергия у него есть, но сейчас уже не шьет — старость есть старость, зрение подводит. Мама всю жизнь была домохозяйкой, воспитывала нас с младшей сестрой. У нас так принято. А как пришла идея стать артистом — вот это совсем непонятно, может быть, спектакль какой-то увидел, может, кино... Не помню, знаю только, что в старших классах, лет в пятнадцать, понял: актерство — это мое, это дано сверху!

Где только не работал

После школы Федор не стал сразу поступать на актерское отделение, пошел работать в театр, для начала — рабочим сцены. В 1978 году поступил в ЛГИТМИК — Ленинградский государственный институт театра, музыки и кино.

В 1982 году Гукасян окончил институт и поехал работать в ивановский театр, потом перебрался в Тамбов, затем наступила очередь вологодского театра. Но тут грянули суровые 90-е: искусство в чистом виде мало кому было нужно, главное — выжить, прокормить семью, а у него к тому времени уже родился сын. Тогдашняя жена Федора Гукасяна была родом из Череповца, где их ждал кров и можно было найти работу. Так Федор Гукасян в 1992 году оказался в нашем городе.

— Кем я только не работал, приехав в Череповец, — вспоминает Федор. — Преподавал в пед-институте историю искусств, у меня была хорошая подготовка. В торговом техникуме читал курс лекций по экономике управления, у меня к тому времени уже было получено второе образование — экономическое. Была своя рекламная фирма. Но работа эта не приносила удовлетворения — деньги получал, а удовольствия — нет...

Жизнь без театра

Творческие амбиции Гукасян попробовал реализовать на телевидении. Он пришел со своими идеями на Вологодское телевидение и начал делать там интересные и необычные по тем временам культурные проекты. Федор давал возможность талантливым череповчанам заявить о себе, высказать свое мнение по всем вопросам бытия, которые были интересны его героям. Снимал он программы не в студии, а где-нибудь на природе, в кафе, на вокзале, в парке или просто на улице.

— Хлеб, который ты зарабатываешь, должен приносить не только сытость, но и радость, — считает Федор. — Но вскоре телевидение заполонили московские каналы, на местном ТВ остались только коммерческие программы, а мне это было не интересно.

После того как возможности работы на телевидении были исчерпаны, произошла знаменательная встреча Федора Гукасяна и Татьяны Макаровой. Два выпускника театральных вузов решили, что в Череповце должен быть профессиональный театр.

— У меня были свои возможности, у нее свои, — продолжает рассказ Федор. — Мы объединились, и пошло-поехало. Благодаря нашим совместным усилиям Череповец имеет свой Камерный театр.

Сегодня взгляды главного режиссера Камерного и актера Федора Гукасяна на перспективы развития театра разошлись, и Федор не репетирует в новых постановках, но по-прежнему играет в репертуарных спектаклях, поставленных ранее. У него снова есть возможность реализовать себя, на сей раз в кино. Эта работа ему нравится не меньше театральной, к тому же она дает весьма приличный заработок, что немаловажно для многодетного отца.

Татьяна Васнецова

19 февраля 2019
Вологодчина ухудшила показатели по качеству жизни в регионах
В 2017 году наш регион находился на 59-м месте, а теперь занимает 62-ю позицию