Трудности перекура

Трудности перекура

Жизнь курильщиков, и без того полную «руганий и выгоняний», могут осложнить еще больше. Такой вывод напрашивается после посещения круглого стола, посвященного методам сокращения потребления табака на местном уровне, который проходил в Череповце.

Опережая федеральных законотворцев

Круглый стол проходил в рамках семинара «Разработка единых подходов муниципальной политики, направленной на сокращение потребления табака и обеспечение эффективной реализации законодательства в сфере охраны здоровья на местном уровне», о котором «Речь» уже писала (№ 222 от 27 ноября — авт.). Большую часть времени присутствовавшие слушали выступление Елены Терских, председателя Красноярской краевой общественной организации «Центр содействия охране здоровья». Выступление было посвящено опыту Красноярского края в вопросе сокращения курения. Остановимся на нем поподробнее, поскольку пример действительно бывает заразителен и череповецких курильщиков вскоре может ожидать нечто подобное.

— В течение четырех-пяти лет мы выработали программы и создали бездымные учреждения здравоохранения, — говорит Елена Терских. — Сделали мы это еще до выхода Федерального закона № 15-ФЗ. Мы использовали существовавшие на тот момент требования Трудового кодекса, который обязывал руководителей, в том числе и медицинских учреждений, создавать безопасные условия труда для всех работников. Доказывать вред табачного дыма для организма бессмысленно, поскольку все уже доказано. Мы стали разрабатывать документы по введению запрета на курение на рабочих местах, который должны были ввести указом губернатора. Но буквально через два месяца, 23 февраля, был принят закон федеральный, который избавил нас от необходимости принимать региональный.

— К тому же мы создали внутриведомственную систему контроля, — продолжает Елена Терских.

— Она очень важна, поскольку мы знаем, что федеральный закон вводит запрет на курение в большом перечне учреждений и организаций, как в помещениях, так и на территориях, и контролировать это необходимо. Наш опыт показывает, что нарушения происходят. В том числе и в медицинских учреждениях некоторые продолжают курить. Поэтому необходимо создавать в ведомствах внутреннюю систему контроля, которая будет позволять добиваться соблюдения закона. Алгоритм требует создания специальных групп внутреннего контроля с наделением соответствующими полномочиями. В том числе с полномочием составлять внутренние протоколы. Они потом подаются на стол руководителю. Меры воздействия связаны, как правило, с Трудовым кодексом. То есть это замечания, выговоры и материальные взыскания. Обязательное информирование о результатах проверок, составление графиков рейдов. Если учреждение большое, то рейды просто необходимы. Потом жалобы разбираются. Мы использовали почтовые ящики, если человек хочет остаться анонимом (мы принимаем и такие жалобы). Поскольку учреждений здравоохранения в крае более двухсот, то контролировать действие групп контроля должна группа внешнего контроля. Контрольная группа оснащена специальным прибором, позволяющим делать замеры содержания табачного дыма в воздухе закрытых помещений.

Электронный нос

Остановимся на этом приборе поподробнее.

— Люди чувствуют присутствие табачного дыма, если его концентрация превышает допустимую норму примерно в 4 — 5 раз, — говорит Елена Терских.

— Замечу, что 80 % опасных веществ, содержащихся в дыме, не имеют ни цвета, ни запаха. В частности, угарный газ. Это не твердые взвешенные частицы. Инструментальные замеры используются во всем мире. Таким образом, когда мы приезжали в какое-то медицинское учреждение, мы выявляли места курения, в том числе и скрытого. Хотя главный врач обычно отчитывался, что у них нигде не курят, мы предъявляли ему доказательства. Как правило, безопасный уровень был превышен в 300 — 400 раз. Замечу, что это в больницах. Все эти вредные вещества проникают по вентиляционной системе в том числе и в ожоговое и хирургическое отделения, операционные. Мы делали доклад министру. Это дисциплинировало работников.

По словам Елены Терских, прибор этот используется и сертифицирован во всех странах мира, кроме России. Он производится в США и стоит 5 тысяч долларов. По словам производителей, в Российской Федерации пока нет на него спроса. Оттого сертификат до сих пор и не получен. Иногда его покупают некоторые организации для внутреннего пользования.

Какие ваши доказательства?

Как говорит Елена Терских, разумеется, никогда в жизни никто не сорвется и не побежит проверять по первому звонку.

— В обязательном порядке должны быть собраны доказательства. И только после этого надзорный орган начинает осуществлять контроль. То же самое делается у нас сейчас и на горячей линии. Да, мы не принимаем меры, мы только консультируем человека, который зафиксировал нарушение, как собрать данные. Вопрос проблемный. Специалист разъясняет, какую доказательную базу необходимо собрать и в какой надзорный орган обратиться. Потом это поможет нам мониторить ситуацию с нарушениями.

— Может ли тогда фото и видеосъемка использоваться в качестве доказательства? — прозвучал вопрос из зала.

По словам Анатолия Корюкина, заместителя начальника управления административных отношений мэрии Череповца, однозначного ответа на этот вопрос пока нет:

— Нужно исходить из конкретной правоприменительной практики. В принципе, поводом для возбуждения административного дела может служить сообщение гражданина, который заметил нарушение. Факт обращения должен быть задокументирован. Указаны место и время, и желательно, чтобы было еще два свидетеля. Если свидетелей нет, судья в своем решении будет исходить из личной практики. Один судья принимает в зачет, что нет свидетелей, но сам факт нарушения есть, есть фотография, подтверждающая это, а другой может и не принимать. Однозначного трактования, к сожалению, нет. С этим мы сталкиваемся постоянно. Решение зависит от субъективного мнения должностного лица. В любом случае заявление обязаны принять. Если в возбуждении дела откажут, можно пойти в суд или прокуратуру.

Курильщики нанесли удар по бюджету

Как говорит Елена Терских, вред курения можно обосновать в том числе и экономически:

— Мы исследовали потери экономики края, связанные с курением. Туда входят как косвенные, так и прямые потери. Среди прямых потерь — лечение курильщиков, а это колоссальные затраты. Они включают и оплату больничных курильщиков, поскольку доказано, что они болеют чаще. Есть и косвенные затраты: амбулаторное лечение курильщиков и недопоступление налогов от бизнеса (курильщики работают менее интенсивно, поскольку ходят на перекуры). Все это вылилось более чем в 12 млрд рублей в год. Это очень серьезные потери для бюджета. Для сравнения: именно столько составляет дефицит регионального бюджета за год. Эти деньги могли бы пойти на какие-то более важные социальные задачи. Например, ветеранам или на переселение людей из ветхого жилья.

Как бороться

— Мы обучаем врачей-специалистов методологии помощи в отказе от курения, — говорит Елена Терских. — У нас помощь теперь оказывают не наркологи, а терапевты. То есть люди, которые чаще других напрямую работают с населением. Кабинеты помощи в отказе от курения созданы у нас и при центрах здоровья, и при кабинетах профилактики, где работают сертифицированные специалисты. Кроме того, мы ввели в учебные планы медицинских университетов курсы по методологии отказа от курения. Уже четыре года наши врачи этому обучаются и получают соответствующие сертификаты. Также мы запретили передачу лежачим пациентам табачных изделий и ввели в аттестационные экзамены терапевтов вопросы по методологии помощи в отказе от курения. Также ФОМС выделил деньги для бесплатного лечения курильщиков, которые находятся в стационарах. В основном они получают никотинзаместительные препараты. Для нас важно, чтобы они не курили во время нахождения в стационаре. В основном это пациенты с кардиозаболеваниями, легочными и сердечно-сосудистыми. Такую же практику мы собираемся ввести и для нетранспортабельных больных. Оказание помощи в отказе от курения абсолютно бесплатное и прописано в функциональных обязанностях врачей. Кроме того, ФОМС предоставил нам техническую базу своего кол-центра.

— Одна из основных задач программы «Здоровые города» — создание координационных советов, — продолжает красноярский специалист. — Полномочия у них колоссальные. Они позволяют контролировать деятельность органов исполнительной власти, отправлять запросы в федеральные надзорные органы по мониторингу нарушений. Кроме того, поскольку совет создан при правительстве края, делать запросы в управляющие компании, ТСЖ и т. д. о принимаемых ими мерах противодействия курению. Возглавлять совет может кто угодно. Мы работаем с волонтерами и НКО, проводим образовательные семинары, на которых поднимаем вопросы правоприменения, поскольку действительно существуют некоторые тонкости. Кроме этого, у нас работают психологи, которые учат волонтеров технике избегания конфликтных ситуаций, которые довольно часто случаются во время рейдов, особенно в общественных местах. Конечно, большинство курильщиков — вполне воспитанные люди и при замечаниях прекращают курить, но есть и маргинальные группы. Нужно учитывать, что они появляются на нашем пути. Так вот, психологи рассказывают об этом два часа. Вплоть до того, что учат, как правильно строить предложения. Например, нельзя говорить: «Вы нарушаете закон, прекратите, пожалуйста, курить». Нарушителю всегда надо предоставлять право выбора. То есть сказать: «Не могли бы вы пройти туда, где можно курить». Таким образом мы не унижаем человеческое достоинство, не менторски указываем, чтобы вызвать протестное поведение как реакцию скорее на формулировку, чем на сам факт.

Замысел табачных компаний

— Кстати, мы обнаружили, что в нашем ТЮЗе идет детский (+8) спектакль, в котором присутствуют сцены курения, — говорит Елена Терских. — Этот спектакль полностью подпадает под запрет. Хотя табачные лоббисты и умудрились протянуть поправку в закон, по которой сцены курения допустимы, если это предусматривает художественный замысел. Но ни одно законодательство не определяет понятие художественного замысла. Поскольку я еще являюсь и режиссером телевидения, то могу ответить, что простыми словами понятие «художественный замысел» определяется как «я так чувствую». Это дает нам возможность сегодня видеть сцены курения повсеместно. Табачные компании реализуют во всех странах маркетинговые стратегии, которые противодействуют закону напрямую, которые направлены на приобщение к курению, стимулируют продажи табака. Как правило, все эти стратегии направлены на детей, подростков и молодежь. С чем это связано: во внутренних документах компаний есть термин «заменители», которым они называют нашу молодежь. То есть тех, кто должен заменять умерших. Все знают, что человек, закуривший в подростковом возрасте, формирует у себя очень серьезную зависимость. Это обеспечивает постоянный приток новых курильщиков.

Для детей не существует категории «здоровье», она есть только у взрослого человека. Они еще слишком молоды и собираются жить вечно. Более того, тема сигарет вообще пока не входит в сферу их интересов. Табачные компании проводят акции типа «Обменяй сигарету на конфету», но ведь это прямое вовлечение детей в курение. Получается, что сигарета — это хорошая штука, за которую можно получить конфету. Ребенок бежит к папе и просит сигарету. Установка сформирована опосредованно. Мало кто из опрошенных оценивает вред даже пассивного курения для себя лично. Всего 29 % считают, что пассивное курение для них опасно. На горячей линии, про которую я уже говорила, в том числе должны рассказывать о вреде пассивного курения. Сочетать это с приемом жалоб. Это, как правило, страшилка (у людей должна быть мотивация).

Однако страшилки действуют не на всех. Из выступления Анны Аузини, главного специалиста департамента благосостояния рижской думы, присутствовавшей на круглом столе, следует, что курильщиков (в том числе подростков) пугать довольно бессмысленно.

— Очень часто в администрациях школ нам говорят такую фразу: «Пожалуйста, придите и напугайте их! Сделайте так, чтобы всем стало страшно», — говорит Анна Аузиня. — Но мы пугать никого не собираемся. Страх работает только в случае с маленьким ребенком. Напугать — это не метод. Много случаев, когда курить начинают уже взрослые люди.

Чего ожидать

Судя по тому, что принимавшие участие в круглом столе специалисты управления Роспотребнадзора по Вологодской области живо заинтересовались практикой красноярских и прибалтийских коллег, полученный опыт будет использован ими для дальнейшего совершенствования организационной и надзорной деятельности по реализации Федерального закона «Об охране здоровья граждан от воздействия окружающего табачного дыма и последствий потребления табака». Во всяком случае так заявлено на официальном сайте управления. Не исключено, что в недалеком будущем «подышать в специальную трубочку» будут просить не только водителей, но и тех, от кого пахнет табаком, например, на рабочем месте.

Илья Драницин

19 февраля 2019
Вологодчина ухудшила показатели по качеству жизни в регионах
В 2017 году наш регион находился на 59-м месте, а теперь занимает 62-ю позицию