21 ноября 2014

«Хотел пешком идти из Москвы в Череповец»

Завтра празднует 85-летие Михаил Ананьевский — директор Череповецкого металлургического завода в 1973 — 1981 гг.

С 1959 по 1981 год жизнь Михаила Ананьевского связана с Череповцом и нашим металлургическим заводом. Его биографию, звания и награды можно найти в Интернете. Мы попытались узнать немного больше о судьбе этого удивительного человека.

В жизни Михаила Ананьевского были две случайности, которые оказались значимы для нашего металлургического завода (затем комбината, позднее ОАО «Северсталь»).

В школьные годы мечтал он о небе, как и многие мальчишки военных и послевоенных лет: кто-то — начитавшись о подвигах советских летчиков, а он и его одноклассники — благодаря рассказам учительницы.

— Звали ее Мария Александровна, нам она казалась очень старой, хотя было ей, наверно, всего-то лет пятьдесят, — посмеиваясь, вспоминает Михаил Григорьевич. — Ее сын окончил Казанский авиационный институт, и она часто рассказывала нам об этом на уроках астрономии.

После школы сразу несколько ее учеников решили поступать в авиационный, только не в Казань («Зачем нам какая-то Казань!»), а в Москву. Но не случилось: год был 1947-й, школа сельская, под Воронежем, и аттестаты зрелости пришли с опозданием. Ребята ринулись в Москву — но большинство вузов набор уже закончили. Что делать? Случайно узнали, что в Московском институте стали и сплавов (МИСиС) есть второй поток — и Михаил подал документы туда («Хотя в то время даже понятия не имел, что такое доменная печь, мартен, прокатный стан...»).

Но «взялся за гуж — не говори, что не дюж», и Михаил с головой погрузился в учебу. Его в студенческие годы помнит ветеран «Северстали» Людмила Солодкова:

— Я училась на первом курсе, а он уже заканчивал учебу. Мальчик был симпатичный, девочки им очень интересовались. А он выбрал в жены свою землячку, Анастасию. Во время учебы и поженились, и всю жизнь прожили. Мы не были близко знакомы, но, по-моему, они очень любили друг друга...

Так и было. Школу они окончили в один год, Анастасия поехала учиться в воронежский пединститут, Михаил — в Москву, и оба ждали каникул, чтобы увидеться. Когда поженились, пришлось еще ждать: жена работала учителем в Воронежской области, муж учился на последнем курсе.

После окончания МИСиС попал по распределению на Златоустовский металлургический завод. Семь лет трудился здесь: помощником мастера, мастером, начальником смены прокатного цеха № 1, обермастером стана «900».

— На Урале карьера складывалась, почему же в Череповец в 1959 году переехали, Михаил Григорьевич?

Оказалось, снова вмешался Его величество случай: стало пошаливать здоровье у молодого еще человека. Врачи заявили: «Меняйте климат. Выбирайте местность на равнине».

— Я узнал, что в Череповце набор персонала идет, завод строится, — вот и поехали всей семьей, у нас уже было два сына. Тогда еще от Вологды к нам только один прицепной вагон ходил, не было отдельного поезда, — вспоминает Михаил Григорьевич. — Город сразу понравился: солнечный, зеленый.

Взяли начальником смены на стан «2800» листопрокатного цеха: опытные специалисты были нужны. А вот на место рабочего люди стояли в очередь месяцами — такая участь ждала, например, Валентина Купцова, в будущем первого секретаря Вологодского обкома партии.

— Было престижно — устроиться на такой завод! — рассказывает о том времени Валентин Александрович. — И я 47 суток каждое утро ходил к семи утра в отдел кадров ЧМЗ, на угол Советского проспекта и улицы Ленина. Особенно много было вернувшихся, как и я, из армии. Пусковым объектом был тогда стан «2800»; шесть месяцев я работал грузчиком железнодорожного цеха, а потом посчастливилось попасть на стан.

Учиться на вальцовщиков новичков направили в Алчевск; Ананьевский приезжал, проверял, как идет подготовка.

— Я работал с Михаилом Григорьевичем много лет, — продолжает Валентин Купцов. — Это очень коммуникабельный, очень простой в общении человек. Всегда поддерживал молодых ребят, поступивших на завод, помогал им освоиться, стать настоящими профессионалами. Его важная отличительная черта — постоянный поиск лучшего, совершенствование техники; он не только отличный производственник, но и человек науки. Мало кто знает, но именно он первым был удостоен Ленинской премии как производственник — за реконструкцию прокатных станов; ранее эту престижную награду присуждали только ученым за открытия в сфере науки.

Было это в 1980 году, Михаил Ананьевский уже семь лет работал директором ЧМЗ. Оборудование, когда-то бывшее самым современным, начинало морально и физически устаревать. Предложенный им метод реконструкции прокатных станов, столь высоко оцененный ЦК КПСС и Советом министров СССР, позднее стали применять на Криворожском, Макеевском, Западно-Сибирском и других металлургических заводах.

Это не единственная государственная награда Михаила Ананьевского.

— Мои лучшие годы прошли здесь, на Череповецком металлургическом, — признается Михаил Григорьевич. — Когда в 1981-м в Москву перевели — начальником отдела черной металлургии Госплана СССР, каждую ночь хотел пешком идти сюда, домой.

— Почему? Новая работа была не по душе?

— На новой должности было суетно. А я привык жить с народом, и работа на заводе творческая, организаторская — это мое.

Да, строящийся завод — нестандартный, расположенный за тысячи километров от сырья, — постоянно подбрасывал новые задачи. Сколько было споров — вопрос стоял вплоть до закрытия, как убыточного («Хрущев на сессии Верховного Совета СССР требовал этого», — вспоминает Михаил Ананьевский). И каждый новый директор завода должен был отстаивать строительство новых производств, поскольку только завод полного цикла (от выплавки чугуна до производства проката) мог стать рентабельным.

Пришлось и Михаилу Ананьевскому писать в Министерство черной металлургии, где вдруг решили исключить из состава второй очереди завода кислородно-конвертерный цех и пятую домну, — приводить аргументы за строительство этих объектов. Убедил! Новые уникальные комплексы появились в Череповце, несмотря на все трудности их возведения на территории уже действующего завода.

— Череповецкий металлургический был самым передовым, оборудованным по последнему слову техники, — с гордостью говорит Михаил Ананьевский.

— Когда к нам приезжал председатель Совета министров СССР Алексей Косыгин, он сказал: «Череповец нужно превратить в передовую школу металлургов». С этим призывом мы и жили.

Михаил Григорьевич прекрасно помнит множество технических и технологических решений, изобретений, внедренных на любимом заводе. И об экологии не забывали уже тогда: «Американцы только языками цокали — никогда не видели экологически чистого коксохима!» Вся история Череповецкого металлургического связана со словами «впервые в отрасли», «впервые в России», «впервые в мире».

— Нам было и есть чем гордиться! — с достоинством произносит Михаил Ананьевский.

При нем был получен первый горячекатаный рулон на широкополосном стане «2000»; произведена 100-миллионная тонна стали (этот объем был достигнут за самый короткий в мире период времени), получена первая конвертерная сталь; завод отмечен вторым орденом — Трудового Красного Знамени. При нем начиналось проектирование и строительство доменной печи № 5 — «Северянки», на тот момент крупнейшей в мире. Сколько было споров — нужна ли столь крупная домна, на 5 тыс. куб. м? В Кривом Роге чуть меньше — и то не стала работать!

— У нас споров не было, — утверждает Ананьевский.

— Мы знали: нужна и работать будет. У нас сырье для нее первоклассное, а в Кривом Роге плохое. Потому и домна встала.

— Была ли какая-то проблема, о которой вы вспоминаете как о самой трудной?

— Все цехи и агрегаты, которые вводились в строй, естественно, доставляли больше хлопот, чем действующие, — говорит Михаил Григорьевич и неожиданно добавляет: — Это как пятый-шестой ребенок в семье: пока семья привыкнет за ним ухаживать, пока он привыкнет к большой семье — на все нужно время. Так и на заводе: новый агрегат причиняет беспокойство, для этого и дается срок — освоение проектной мощности. Освоили — дальше все идет нормально.

Неудивительно это сравнение: сам Михаил Григорьевич — восьмой ребенок в семье, младший. Детство пришлось на годы войны («Помню, как все время хотелось есть...»). Но он не жалуется, скорее наоборот: «Такое выпало время. И это стало закалкой на всю жизнь; а война воспитала патриотические чувства. Моя мать была неграмотной, но она воспитывала в нас честность и трудолюбие, за что я ей очень благодарен».

Честность и скромность Михаил Ананьевский и по сей день считает главными в жизни. Не терпит проныр и мошенников. Ценит дружбу — до сих пор перезванивается с друзьями, с которыми работал в Череповце.

Череповецкий металлургический был самым передовым, оборудованным по последнему слову техники, заводом. Нам было и есть чем гордиться!

Ирина Ромина