«Чтобы матери никогда не плакали...»

На прошлой неделе в Вологде прошел гала-концерт ХI Всероссийского конкурса песни среди осужденных «Калина красная». Три часа со сцены звучали песни о любви, покаянии, прощении, Родине. «Калина красная» — уникальный проект социальной адаптации осужденных. И в том, что творчество способно исцелять души не только тех, кто взял микрофон в руки, но и тех, кто сидит в зале, журналист «ГЧ» убедился лично. Мелодии, извлекаемые исполнителями на струнах обнаженных душ, отзывались эхом в сердцах зрителей, и каждый смог задуматься о самом главном...

«От нас зависит, какими они выйдут»

— Я встречался с жителями области еще до проведения конкурса «Калина красная». И мнение людей было неоднозначным. Слышал такие реплики: «Зачем возить сюда преступников со всей страны, у нас и своих хватает», — поделился с журналистами начальник УФСИН России по Вологодской области Сергей Савельев. — Я же уверен, что конкурс «Калина красная» необходим. Ставить крест на человеке, который оказался в местах лишения свободы — а попасть сюда может каждый, — было бы большой ошибкой. Эти люди — члены нашего общества, и отбыв наказание, отмеренное судом, они вернутся на свободу. И от нас с вами зависит, какими именно они выйдут, озлобленными или изменившимися.

Мысль о том, что конкурс «Калина красная» — один из действенных методов социальной адаптации осужденных, была лейтмотивом всей пресс-конференции, предварявшей гала-концерт.

— Раз от раза мастерство исполнителей, финалистов «Калины...» растет. Но не это главное, — считает председатель Ассоциации юристов России, депутат Госдумы РФ Павел Крашенинников. — За 11 лет проведения конкурса практически ни один финалист не вернулся на преступный путь.

Конечно, далеко не всем удается пробиться в мир шоу-бизнеса. Но такие примеры есть.

— Софья Попова, которая выступит сегодня в Вологде, освободилась год назад, сейчас она успешно занимается творчеством на свободе, — говорит поэт и композитор, председатель оргкомитета и генеральный продюсер конкурса «Калина красная» Вячеслав Клименков. — Алла Конфеткина из Башкирии сделала певческую карьеру, ездит с концертами по странам СНГ. Но вы знаете, что такое шоу-бизнес в нашей стране. Людям с деньгами в нем сложно пробиться, а освободившимся из мест лишения свободы приходится в десять раз трудней. Но, если честно, я бы посоветовал поп-музыкантам поучиться мастерству и выдержке у осужденных, тому, как они готовятся, работают, поют — только живьем.

Таланты нашли в церкви

Очень часто осужденные в местах лишения свободы приходят к Богу. Например, на территории женской колонии в Вологде уже более 10 лет открыт храм в честь иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость». А при нем существует женский хор. Когда режиссер «Калины красной» Наталия Абашкина приехала в Вологду и побывала на первой репетиции в колонии, она была потрясена талантом хористок. Режиссер добилась, чтобы ансамбль «Мелодия души» был включен в число финалистов конкурса.

— Одна из участниц ансамбля, Екатерина, — староста общины осужденных, регент церковного хора,— рассказывает настоятель храма иерей Александр Лебедев. — Она поет не только на сцене, но и во время богослужений.

Среди участников коллектива череповчанка Екатерина Сосудина. Она рассказала, что уже почти шесть лет находится в местах лишения свободы.

— Колония меня многому научила, я получила хороший урок, — объясняет Екатерина (с некоторыми конкурсантами журналисты смогли пообщаться после концерта). — Но к счастью, осенью я освобождаюсь. Очень к детям хочу. Их у меня двое. Мы с ними не виделись все то время, что я нахожусь в заключении, только еженедельно созваниваемся по телефону.

Доброй традицией конкурса стало, когда финалистам, у которых нет нарушений и подошел срок, прямо на сцене вручают постановление об условно-досрочном освобождении. В Вологде весточку о скором освобождении получили семь человек. Один из них — герой нашего репортажа с концерта в Шексне, кировчанин Николай Вершинин.

— Узнал об условно-досрочном освобождении только позавчера, уже сообщил жене, — улыбается Николай.

— Что первым делом сделаете на свободе?

— Домой пойду! На шесть замков закроюсь и сутки с женой и детьми общаться буду, очень соскучился, а там и о работе пора думать.

«Держись, сынок»

Конечно, самые трогательные песни, которые заставляли плакать зрителей в зале, были о маме. Дважды лауреат конкурса «Калина красная» Андрей Печурин из Коми ждал этого гала-концерта с особым трепетом. В Вологду приехала его мама Людмила Александровна. Организаторы разрешили женщине подняться на сцену после того, как ее сын исполнил песню. У них было две минуты на то, чтобы обняться и успеть сказать самые главные слова друг другу.

— Он рыдал у меня на плече, смог сказать только: «Прости, мамочка», а я ответила: «Держись, сынок, мы тебя очень любим», — рассказала мне после концерта Людмила Александровна. Женщина плакала навзрыд на сцене, утирала слезы и во время нашего разговора. В Вологде она перед концертом успела сходить в два храма помолиться за сына.

— На прошлой «Калине...» Андрей пел про маму, и в песне были такие слова: «Вот и все, я у порога, здравствуй, мама, сядем за уютный круглый стол». А у меня дома действительно есть круглый стол, и когда сын с женой и детьми приходили ко мне в гости, я всегда накрывала его, пироги пекла, — от теплых воспоминаний голос женщины теплеет, на губах появляется грустная улыбка.

— Когда ребята попадают туда, их главной целью становится выжить, не сломаться, выйти на свободу, — продолжает свою исповедь мать. — А все заботы, переживания за них, их будущее, бытовые и финансовые проблемы ложатся на плечи родственников, в первую очередь матерей. Мне бы очень хотелось, чтобы те, кто сейчас отбывает наказание, вернулись домой и сделали так, чтобы их матери больше никогда не плакали.

О том, как страшно потерять своего ребенка и не смочь прийти поплакать на его могилу, рассказала другая финалистка «Калины...» Елена Филимонова. На концерте она читала стихотворение о погибшем сыне.

— Это случилось осенью 2010 года, — вспоминает Елена, отвечая на мой вопрос. — Родители не могли сообщить мне об этом по телефону или в письме, приехали на длительное свидание. Самое страшное, что я не могла с ним проститься. Я не видела его с 11 лет, а погиб он в 23 года. Когда читала стихотворение, каялась перед ним за то, что меня не было рядом все эти годы.

Марина Алексеева