Сараевский форпост православной веры

Забытые храмы. «Речь» приглашает читателей создать фотоархив святых мест Вологодчины. Сегодня — рассказ о Сараевском приходе

В самом центре села Сараева, что в 40 км от Кичменского Городка, как и положено, на возвышении стоят Троицкая и Афанасьевская церкви. Побелка местами сошла, обнажив красный кирпич, но жители надеются, что святыня будет восстановлена.

Форпост веры

Еще священник Ипполит Кузнецов, бывший настоятелем Троицкого храма с 1852 по 1882 годы, писал: «Когда церковь сия восприяла свое начало, о том нет достоверных свидетельств».

Впервые Свято-Троицкий Сараевский приход, по словам историка-краеведа Михаила Рыбина, проработавшего в Сараевской средней школе более 40 лет, упоминается в 1624 году — в архивах ревизских сказок царского писца Никиты Вышеславцева: «В Сараевской волости есть погост на реке Кичменге. На погосте Церковь Живоначальной Троицы и Церковь Афанасия Александрийского. Обе на деревянных клетках. На погосте в доме поп Мокей Афанасьев, в доме дьячок Постничко Васильев, в доме пономарь Жданко Алексеев, в доме проскурница Окулинка».

— Таким образом, еще тогда наш приход был известен далеко за пределами нынешнего района, — отмечает Михаил Рыбин. — В 1675 году в переписных книгах «Письма и меры» писца Алексея Ладыжинского детально описывается имущество церкви, а также отмечается, что выставленные на паперти два колокола пожалованы самим Иоанном Грозным: «В паперте два колокола весом по два пуда. А те колокола — жалование Блаженные памяти Великого Государя, Царя и Великого Князя Иоанна Васильевича Всея Руси Самодержца».

Историки признают, что Сараевские церкви имели важное политическое значение, решая задачу продвижения православной веры на языческий Север. Так, Александр Камкин в книге «Православная церковь на севере России» писал, что примерно каждый пятый престол Севера был Господским: «Среди них особое место отводилось храмам Троицким. Учение о Троице, Триедином Боге — основной догмат христианства, столп веры. А потому храмы во имя Животворящей Троицы редко возводились на второстепенном месте. Чаще всего они ставились в больших селах и приходах. Подчас Троицкие храмы напоминали своего рода форпосты веры и ставились на границе зоны христианского влияния, перед землями язычников. Нередко возведение Троицких храмов было связано и с влиянием местных монастырей — они возводили их в своих вотчинах».

Церковь Живоначальной Троицы в Сараевской волости, в Южской трети Устюжского уезда, упоминается и в окладной книге монастырей и церквей Великоустюжской епархии 1755 года.

Как отмечает череповчанин, историк Михаил Мальцев, первоначально Сараевский приход относился к Устюжскому (Великоустюгскому) уезду, затем после учреждения Никольского уезда Вологодской губернии вошел в его состав. Ныне относится к Кичменгско-Городецкому району Вологодской области.

Храмы

— До XVIII века церковь в Сараеве была деревянная, — говорит Михаил Рыбин. — В 1778 году за ее ветхостью была построена каменная одноэтажная церковь. Причем строили вокруг деревянной, в которой продолжали проводить службы, потом деревянную церковь разобрали.

— В 1864 году рядом с Троицким храмом была заложена вторая каменная церковь, освященная 28 ноября 1879 года во имя иконы Божией Матери «Всех скорбящих радость», — продолжает Михаил Мальцев. — Строительные работы проводились тщанием прихожан и местного причта, образовавших для этого 9 мая 1871 года приходское попечительство, председателем которого был выбран зажиточный крестьянин Платон Андреевич Рябов.

Попечительство развернуло активную деятельность по благоустройству прихода, венцом которой стала пристройка к Троицкому храму обширной каменной теплой (то есть отапливаемой) половины, в которой разместились два придела: Рождества Иоанна Предтечи (справа) и святителя Афанасия Великого (слева)

8 октября 1912 года состоялось освящение правого (Предтеченского) придела. Этот чин совершил благочинный 3-го округа Никольского уезда священник Василий Попов в сослужении пяти священников, четырех диаконов и пяти псаломщиков при многочисленном собрании молящихся — до двух тысяч человек.

Необходимость строительных работ была вызвана значительным ростом числа прихожан: в 1788 году в Сараевском приходе числилось 1 186 человек, в 1868-м — 2 511, а в начале XX века их число перевалило за 3 000.

По словам Михаила Рыбина, новую церковь закрыли в 1924 году, разместили в здании школу красноармейской молодежи, а второй этаж разобрали на кирпичи для печей средней школы, новое здание которой начали в это время возводить:

— Затем здесь размещались мастерские МТС и колхоза, поэтому в настоящее время церковь не подлежит реставрации, в отличие, например, от храма Троицы Живоначальной, который был закрыт в 1933 году. До 1959-го здесь размещался зерносклад (в это время был сделан второй этаж), который потом переделали под сельский Дом культуры. Так как ДК числился на балансе сельсовета, здание храма сохранилось в более приличном виде. Хочу отметить, что в комплекс зданий Сараевского прихода также входил Сараевский Никольский храм, расположенный в селе Трофимове в 20 км от Сараева. Он был основан в 1616 году и в настоящее время не сохранился — в 1950-е его разобрали на кирпичи для печей средней школы.

Священники

С 1805 года настоятелем церкви служил священник Иоанн Азлов, в 1846-м он вышел за штат, передав место иерею Ипполиту Гавриловичу Кузнецову с условием, чтобы тот содержал до смерти его больную дочь Марию.

Сам Ипполит Кузнецов, возглавлявший Сараевский приход с 1852 по 1882 годы, остался в памяти сельчан как человек, основавший трехклассное народное земское училище и обнесший церковь чугунной оградой.

В 1882 году к исполнению обязанностей настоятеля Сараевского прихода приступил уроженец села Шатенева отец Иоанн Михайлович Гвоздев, женатый на Ольге Ипполитовне, дочери упомянутого выше иерея Ипполита Кузнецова.

Таким образом, на протяжении почти всего XIX века в Сараевском приходе сохранялось родственное преемство священнослужителей по женской линии, характерное для XVIII-первой половины XIX века.

— Отличаясь прекрасным даром слова и благочестием, Иоанн Гвоздев быстро завоевал авторитет, как среди прихожан, так и священнослужителей Никольского уезда, — говорит Михаил Мальцев. — Служа в Сараевском приходе, он занимал должности попечителя и законоучителя земского начального училища, наблюдателя церковных школ, благочинного. Когда в 1902 году освободилась вакансия настоятеля Сретенского собора Никольска, его выбрали на эту должность с возведением в сан прото-иерея. Помимо исполнения пастырских обязанностей в соборе, он состоял председателем попечительского совета при местной женской гимназии, председателем Никольского отделения Совета Стефано-Прокопиевского братства, директором тюремного комитета, гласным уездного земства, пожизненным членом-соревнователем Императорского Палестинского общества и почетным членом Александро-Невского братства при духовном училище. В

1912 году был выбран в IV Государственную думу от Вологодской губернии, где вошел во фракцию правых. В ноябре 1916 года, после раскола фракции, примкнул к группе независимых правых во главе с князем Борисом Голицыным.

— Иоанн Гвоздев был награжден двумя орденами Анны и отмечен церковными наградами, в том числе имел право на ношение митры, то есть был митрофорным протоиереем, — продолжает Михаил Рыбин. — Он был репрессирован, умер в 1932 году в Никольске. Могила его была разрыта, и не известно, где сейчас покоятся его останки. Жена Иоанна Михайловича — Ольга Ипполитовна — после смерти мужа ушла в Великий Устюг, где и скончалась.

Наиболее тяжкие испытания выпали на долю Петра Александровича Быстрова, возглавлявшего приход с 1910 по 1933 год. По воспоминаниям историков, он работал честно, добросовестно, в заговорах против советской власти не участвовал, несмотря на неудачные попытки доказать его причастность, например, к восстанию в Сараеве по поводу продразверстки в 1919 году. В 1933 году он был убит в застенках НКВД в Кич.-Городке. Отпевали Петра Александровича в Захаровской церкви, а похоронили там же, где и Ипполита Кузнецова, чуть правее алтаря Троицкого храма. Место захоронения указали старожилы села. У Петра Быстрова было пятеро детей — в настоящее время в живых осталась только младшая дочь Валентина, 1922 г. р. Сейчас она проживает в Калининграде.

Среди репрессированных был и дьякон Николай Александрович Опусов, погибший врагом народа в районе Котласа в 1931 году. С 1918 по 1920 годы Николай Александрович служил в Красной Армии, а затем, окончив семинарию, стал священником. По словам Михаила Рыбина, в свое время его пытались сделать доносчиком, но он отказался: возможно, именно в этом и кроется причина его гибели.

Легенды

Среди местного населения долгое время ходили слухи, что около церквей зарыты сокровища. Охотники за легкими деньгами активно искали подземные ходы, но в 1970-е годы все затихло. Последний глава прихода Петр Быстров понимал, что церковь скоро закроют и всю церковную кассу, даже некоторые церковные вещи, раздал населению.

— Двухпудовый колокол был сброшен с колокольни, которая также была разобрана, в 1933 году, — рассказывает Михаил Рыбин. — Его хотели доставить на плоту в Котлас через Кич.-Городок, но до Городка плот не доплыл. Предположительно, он затонул и сейчас находится на дне реки — наши места славятся большими омутами.

В этом же году был разобран иконостас, иконы отнесли в дровяник, чтобы затем сжечь. Ночью часть икон украли прихожане. Они понимали, что совершают грех воровства, но были готовы совершить его, чтобы спасти святыни. Большая часть спасенных икон до сих пор хранится в деревнях вокруг села.

Современность

В настоящее время в Кичменгском Городке действует часовня Александра Невского. Священник Сергей Александрович Щепелин обслуживает не только весь Кич.-Городецкий район, но и церковь в Артюнове соседнего, Никольского района, поэтому проводит молебны и миропомазания в Сараеве не часто.

По словам Михаила Рыбина, в здании бывшего земского училища два помещения отданы под музей села, а третье — под часовню, где прошлой зимой проводились службы:

— Начинаются и работы по очищению от хлама. По указаниям священника Сергея Щепелина убраны сцена и подвесные фанерные потолки, прибрано в алтаре, сделано новое крыльцо. Также Сергей Александрович участвовал в работе по созданию основы иконостаса, иконы для которого купили в Софрино выпускники Сараевской школы, окончившие учебу 50 лет назад. Сейчас наша беда — окна и крыша. Если стекла разбивают голуби и ласточки, то покрытая с 1965 года железом крыша давно превратилась в решето. Нам удалось закупить на пожертвования железо — этого хватит, чтобы покрыть один придел. Жертвуют сараевцы, которые родились или учились здесь, помогают местные предприниматели.

Однако сил и средств сараевцев не хватает: из 540 человек, проживающих на территории бывшего Сараевского сельсовета (вошедшего в состав Городецкого), 202 пенсионера. По данным Всероссийской переписи 2010 года, в самом селе проживали 22 человека.

Марина Белая